«Одиссея» понятия мудрости в античной мысли и некоторые особенности библейских концепций премудрости

Роман Викторович Светлов, Игорь Романович Тантлевский

Результат исследований: Научные публикации в периодических изданияхстатья

Аннотация

Понятие мудрости в античной Элладе имело самую настоящую «Одиссею». Первоначально связанная с искусностью, мастерством, совершенством и эффективностью своего носителя, она постепенно начинает мыслиться через двойственность мудрости человеческой и божественной. Греческая философия - вопреки народным массам и «естественной религии» - приходит к выводу об удаленности богов, об их «возвышенности» и даже в каком-то смысле трансцендентности (Платон, Эпикур). «Интимные» отношения с богами/богом представлялись возможными лишь в исключительных случаях, подобных «казусу» Сократа. Да и в этом случае глас Божий оказывается созвучен гласу разума. Именно разум Высокая Античность и Античность эпохи эллинизма считает наилучшим инструментом дешифровки божественного промысла и устроения мира. Однако в дальнейшем «перфекционизм» и «научность» в понимании мудрости под влиянием Библейского нарратива начинает уступать пониманию мудрости как единства знаний «внешних» и «внутренних», морального вкуса и экзистенциального настроя. Во втором разделе статьи выявляются особенности библейского понятия и восприятия мудрости, ее доминант, рассматриваются пути обретения знания. Мудрость лежит в основе мироздания, которое творится Господом в соответствии с ней и через нее. Премудрость у Бога, но она нисходит и в мир земной, изначально являясь связующим звеном между Всевышним, мирозданием и человеком. Ее начало - в почитании Бога, выражающемся прежде всего в этических аспектах, стремлении к праведности и справедливости. Библейская мудрость, как правило, не умозрительна, а динамична - она обретается в ходе религиозно-социальной активности мудреца и реализуется по преимуществу тоже именно в ней. Осознавая уникальность конкретной личности, библейские мудрецы «соизмеряют» ее место в историческом процессе не только с «вещами» мира земного (как это делают, например, Протагор и Аристотель), но и с вечными сущностями мира вышнего. Используя коннотацию термина ʻôlām «вечность как мир», мудрец Экклесиаст (3:10-11) выражает идею об охвате разумом постигающего «мир» (hā-‛ōlām) субъекта всего сущего; с другой стороны, человек, познающий мироздание, имеет надежду на актуализацию «вложенной» Богом в его разум «вечности» (hā-‛ōlām) в ходе бесконечного процесса постижения постоянно изменяющегося мира.
Переведенное названиеThe “Odyssey” of the Notion of Wisdom in Ancient Thought and Some Peculiaritiesof the Concepts of Wisdom in the Bible
Язык оригиналарусский
Страницы (с-по)114-127
ЖурналВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ
Номер выпуска1
СостояниеОпубликовано - 2020

Ключевые слова

  • МУДРОСТЬ В ПОНИМАНИИ АНТИЧНОСТИ
  • МУДРОСТЬ В ПОНИМАНИИ АНТИЧНОСТИ, МУДРОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ И БОЖЕСТВЕННАЯ
  • МУДРОСТЬ В ПОНИМАНИИ АНТИЧНОСТИ, МУДРОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ И БОЖЕСТВЕННАЯ, БИБЛЕЙСКОЕ ПОНЯТИЕ МУДРОСТИ
  • БИБЛЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ПРЕМУДРОСТИ
  • МУДРОСТЬ И ЭТИКА

Fingerprint Подробные сведения о темах исследования ««Одиссея» понятия мудрости в античной мысли и некоторые особенности библейских концепций премудрости». Вместе они формируют уникальный семантический отпечаток (fingerprint).

Цитировать