Население Псково-Печорского края между этнокультурной традицией и национальной политикой

Результат исследований: Научные публикации в периодических изданияхстатьянаучнаярецензирование

Выдержка

На протяжении нескольких столетий, по крайней мере с XVI в., вокруг Псково-Печорского мужского монастыря складывалась специфическая группа, отличавшаяся от соседнего русского и эстонского населения. Эта группа включала как сету (говоривших на диалекте эстонского языка), так и русских. Ее бытование до 1920 г. можно описать по целому набору
признаков: русско-эстонскому двуязычию; специфике основных объектов материальной культуры (орудия труда, жилище, повседневная одежда, рацион); социально-экономической сети, сложившейся вокруг Псково-Печерского монастыря; единству круга календарных праздников и общности обрядов жизненного цикла. Позже под влиянием национальной политики Эстонии в 1920–1970-е годы произошла ассимиляция сету. Автохтонное русское население частью покинуло край, частью растворилось в  потоке русских переселенцев, усилившемся в  1990–2000-е годы в связи с актуализацией российско-эстонской границы. На национальную поли-
тику оказывало прямое влияние научное изучение сету. Формирование представлений о сету как архаических эстонцах, сложившихся в XIX — начале XX в., не отражало в целом ситуации, но породило доктрину необходимости превратить их в цивилизованных эстонцев. Появление идеи о том, что сету — субэтнос эстонского народа, совпало с периодом их полной этнокультурной ассимиляции, а оформление национально-культурной автономии сету в Эстонии и признание коренным малочисленным народом в России — с полным исчезновением этой группы в системе социально-экономических и культурных связей Псково-Печерского края по обе стороны границы. В то же время на рубеже XX–XXI вв. мы видим активизацию деятель-
ности профессиональных этнофоров, развивающих музейную и фольклорную деятельность в области создания сетуских меморатов. Такая реконструкция отнюдь не отражает возрождения сетуской культуры, а лишь является культурным фоном политических событий в российско-эстонском пограничье. Библиогр. 53 назв.
Язык оригиналарусский
Страницы (с-по)186-200
Число страниц15
ЖурналВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ 2: ИСТОРИЯ
Том62
Номер выпуска1
СостояниеОпубликовано - 2017

Цитировать

@article{ce5a02ff27284ec0892745f6de6f1350,
title = "Население Псково-Печорского края между этнокультурной традицией и национальной политикой",
abstract = "На протяжении нескольких столетий, по крайней мере с XVI в., вокруг Псково-Печорского мужского монастыря складывалась специфическая группа, отличавшаяся от соседнего русского и эстонского населения. Эта группа включала как сету (говоривших на диалекте эстонского языка), так и русских. Ее бытование до 1920 г. можно описать по целому наборупризнаков: русско-эстонскому двуязычию; специфике основных объектов материальной культуры (орудия труда, жилище, повседневная одежда, рацион); социально-экономической сети, сложившейся вокруг Псково-Печерского монастыря; единству круга календарных праздников и общности обрядов жизненного цикла. Позже под влиянием национальной политики Эстонии в 1920–1970-е годы произошла ассимиляция сету. Автохтонное русское население частью покинуло край, частью растворилось в  потоке русских переселенцев, усилившемся в  1990–2000-е годы в связи с актуализацией российско-эстонской границы. На национальную поли-тику оказывало прямое влияние научное изучение сету. Формирование представлений о сету как архаических эстонцах, сложившихся в XIX — начале XX в., не отражало в целом ситуации, но породило доктрину необходимости превратить их в цивилизованных эстонцев. Появление идеи о том, что сету — субэтнос эстонского народа, совпало с периодом их полной этнокультурной ассимиляции, а оформление национально-культурной автономии сету в Эстонии и признание коренным малочисленным народом в России — с полным исчезновением этой группы в системе социально-экономических и культурных связей Псково-Печерского края по обе стороны границы. В то же время на рубеже XX–XXI вв. мы видим активизацию деятель-ности профессиональных этнофоров, развивающих музейную и фольклорную деятельность в области создания сетуских меморатов. Такая реконструкция отнюдь не отражает возрождения сетуской культуры, а лишь является культурным фоном политических событий в российско-эстонском пограничье. Библиогр. 53 назв.",
author = "Новожилов, {Алексей Геннадьевич}",
year = "2017",
language = "русский",
volume = "62",
pages = "186--200",
journal = "ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ИСТОРИЯ",
issn = "1812-9323",
publisher = "Издательство Санкт-Петербургского университета",
number = "1",

}

Население Псково-Печорского края между этнокультурной традицией и национальной политикой. / Новожилов, Алексей Геннадьевич.

В: ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ 2: ИСТОРИЯ, Том 62, № 1, 2017, стр. 186-200.

Результат исследований: Научные публикации в периодических изданияхстатьянаучнаярецензирование

TY - JOUR

T1 - Население Псково-Печорского края между этнокультурной традицией и национальной политикой

AU - Новожилов, Алексей Геннадьевич

PY - 2017

Y1 - 2017

N2 - На протяжении нескольких столетий, по крайней мере с XVI в., вокруг Псково-Печорского мужского монастыря складывалась специфическая группа, отличавшаяся от соседнего русского и эстонского населения. Эта группа включала как сету (говоривших на диалекте эстонского языка), так и русских. Ее бытование до 1920 г. можно описать по целому наборупризнаков: русско-эстонскому двуязычию; специфике основных объектов материальной культуры (орудия труда, жилище, повседневная одежда, рацион); социально-экономической сети, сложившейся вокруг Псково-Печерского монастыря; единству круга календарных праздников и общности обрядов жизненного цикла. Позже под влиянием национальной политики Эстонии в 1920–1970-е годы произошла ассимиляция сету. Автохтонное русское население частью покинуло край, частью растворилось в  потоке русских переселенцев, усилившемся в  1990–2000-е годы в связи с актуализацией российско-эстонской границы. На национальную поли-тику оказывало прямое влияние научное изучение сету. Формирование представлений о сету как архаических эстонцах, сложившихся в XIX — начале XX в., не отражало в целом ситуации, но породило доктрину необходимости превратить их в цивилизованных эстонцев. Появление идеи о том, что сету — субэтнос эстонского народа, совпало с периодом их полной этнокультурной ассимиляции, а оформление национально-культурной автономии сету в Эстонии и признание коренным малочисленным народом в России — с полным исчезновением этой группы в системе социально-экономических и культурных связей Псково-Печерского края по обе стороны границы. В то же время на рубеже XX–XXI вв. мы видим активизацию деятель-ности профессиональных этнофоров, развивающих музейную и фольклорную деятельность в области создания сетуских меморатов. Такая реконструкция отнюдь не отражает возрождения сетуской культуры, а лишь является культурным фоном политических событий в российско-эстонском пограничье. Библиогр. 53 назв.

AB - На протяжении нескольких столетий, по крайней мере с XVI в., вокруг Псково-Печорского мужского монастыря складывалась специфическая группа, отличавшаяся от соседнего русского и эстонского населения. Эта группа включала как сету (говоривших на диалекте эстонского языка), так и русских. Ее бытование до 1920 г. можно описать по целому наборупризнаков: русско-эстонскому двуязычию; специфике основных объектов материальной культуры (орудия труда, жилище, повседневная одежда, рацион); социально-экономической сети, сложившейся вокруг Псково-Печерского монастыря; единству круга календарных праздников и общности обрядов жизненного цикла. Позже под влиянием национальной политики Эстонии в 1920–1970-е годы произошла ассимиляция сету. Автохтонное русское население частью покинуло край, частью растворилось в  потоке русских переселенцев, усилившемся в  1990–2000-е годы в связи с актуализацией российско-эстонской границы. На национальную поли-тику оказывало прямое влияние научное изучение сету. Формирование представлений о сету как архаических эстонцах, сложившихся в XIX — начале XX в., не отражало в целом ситуации, но породило доктрину необходимости превратить их в цивилизованных эстонцев. Появление идеи о том, что сету — субэтнос эстонского народа, совпало с периодом их полной этнокультурной ассимиляции, а оформление национально-культурной автономии сету в Эстонии и признание коренным малочисленным народом в России — с полным исчезновением этой группы в системе социально-экономических и культурных связей Псково-Печерского края по обе стороны границы. В то же время на рубеже XX–XXI вв. мы видим активизацию деятель-ности профессиональных этнофоров, развивающих музейную и фольклорную деятельность в области создания сетуских меморатов. Такая реконструкция отнюдь не отражает возрождения сетуской культуры, а лишь является культурным фоном политических событий в российско-эстонском пограничье. Библиогр. 53 назв.

M3 - статья

VL - 62

SP - 186

EP - 200

JO - ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ИСТОРИЯ

JF - ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ИСТОРИЯ

SN - 1812-9323

IS - 1

ER -