Искусствоведческая испанистика в контексте российских парадигм: Автореферат диссертации... доктора культурологии 24.00.01

Результат исследований: Иные виды публикацийинаянаучная

3 Загрузки (Pure)

Аннотация

Общая характеристика диссертации
Актуальность исследования для современной культуры связана с функцией искусства как инструмента социокультурной коммуникации и интеграции, что в наш век глобализации становится особенно важным. Признание уникальности различных культурных опытов помогает упрочению диалога между этносами. Как ни странно, для нашего отечественного сознания Испания и по сей день остается далеко не самой изученной территорией. Между тем «испанский материал» ― это значительный культурный пласт, как собственно европейский, так и латиноамериканский. Мы не можем отрицать, что длительно существовавшая колониальная система вовлекла в орбиту испанского влияния огромные территориальные и людские ресурсы американского континента и способствовала тому, что основные установки испанской национальной культуры фундируют принципы существования заокеанской латиноамериканской цивилизации.
Также важно, что существует взаимодействие между обществом, культурой и наукой. Как еще в 1933 г. справедливо писал историк и теоретик искусства Ф. И. Шмит, «…мы давно знаем, что наука не может быть аполитичною» . Весь вопрос в том, насколько гуманитарная наука может позволить себе быть политизированной, чтобы не стать тенденциозной. На данном этапе жизни российского общества, когда решается вопрос о дальнейших путях его развития, важно понять, где находится та золотая середина взаимовлияний науки, культуры, политики и идеологии друг на друга, которая сделала бы эти воздействия наиболее благотворными для каждой из сторон.
Для развития наук о культуре первостепенная задача ― это поиск и изучение кросскультурных взаимодействий. Важнейшей составной частью гуманитарного знания является искусствоведение. Исследование закономерностей и динамики сосуществования элементов культуры позволяет прогнозировать и планировать пути ее эволюции в дальнейшем. Для гуманитарной науки в целом весьма важным является необходимость критического переосмысления устоявшихся взглядов на испанское искусство. Посредством изучения искусствоведческой испанистики мы можем проследить эволюцию восприятия испанского искусства в России и адекватно реконструировать основные тенденции развития испанской культуры в целом.
Также немаловажно реализующееся в данной диссертационной работе стремление прояснить, каким образом магистральные установки культуры, художественной жизни, идеологии, личные предпочтения исследователей определяли векторы исследовательских программ в сфере искусствоведческой испанистики. В диссертации акцентируется внимание на тех явлениях и феноменах, которые в первую очередь связаны со сменой культурных парадигм. Чтобы в полной мере понять искусствоведение как социокультурную и идеологическую институцию, артикулировавшую многие предустановки его породившего общества, важнейшим является анализ научного вклада в изучение испанского искусства каждого из ведущих деятелей искусствоведческой испанистики. Показана эволюция подходов и методов ученых в зависимости от этапов, через которые прошло их научное творчество, и выявлены факторы со стороны культуры и идеологии, которые воздействовали на их мышление.
В диссертации изучается искусствоведение в узком смысле этого понятия ― исследования в области изобразительного искусства. Не планируется рассматривать влияние на развитие искусствоведческой испанистики в области изобразительного искусства смежных областей знания: театроведения, литературоведения, музыковедения, истории. Для наглядности можно провести условное сравнение с концепцией развития Мирового Духа Гегеля. В соответствии с этой концепцией Мировой Дух практически с одинаковой силой проявляет себя во всех областях человеческого творчества. И это проявление важнее, чем взаимовлияния разных областей творчества друг на друга. В советский период российской истории идеология влияла напрямую на все области искусства и литературы и это влияние было сильнее, чем их влияние друг на друга. Поэтому в данной диссертационной работе анализируется в первую очередь фактор воздействия на искусствоведение вектора идеологии, а не истории, театра или литературы. Хотя, разумеется, сам по себе факт взаимовлияния этих областей мысли и творчества отрицать нельзя. В диссертации не планируется рассматривать эволюцию историографии по искусству середины XIX―XXI вв., так как испанское искусство этого периода в основном изучалось в рамках общеевропейских художественных тенденций, а не собственно испанской художественной школы.
Степень изученности проблемы.
Существуют многочисленные публикации, позволяющие приблизиться к изучению поставленной проблемы. Во-первых, это исследования по культурологии, межкультурному взаимодействию и взаимовлиянию Г. Бейтсона, Р. Билза, Ф. Боаса, М. С. Кагана, Р. Карнейро, Б. Малиновского и др., позволяющие опереться на крепкую методологическую и теоретическую базу в деле изучения межкультурного взаимодействия России и Испании. Изучить важнейшие тенденции развития испанской культуры позволяют исследования в целом по культуре Испании М. Дефурно, М. Менендеса-и-Пелайо, Р. Менендеса Пидаля, Х. Ортеги-и-Гассета, по испанскому театру Е. А. Артамоновой, Д. К. Петрова, В. Ю. Силюнаса, по испанской литературе В. Е. Багно, Н. И. Балашова, К. Н. Державина, Б. А. Кржевского, С. И. Пискуновой, З. И. Плавскина, О. А. Светлаковой, Н. Б. Томашевского, по русско-испанским культурным, литературным, историческим связям М. П. Алексеева, С. А. Амельченковой, В. Е. Багно, В. А. Ведюшкина, О. В. Волосюк, А. А. Петровой, по испанскому искусству Д. Ангуло Иньигеса, Дж. Брауна, Э. дю Ге Трапье, П. Гинара, Х. Камона Аснара, М. Л. Катурлы, М. Коссио, А. Майера, Ф. Мариаса, Ю. Мейер-Грефе, А. Е. Переса Санчеса, К. Юсти и др.
Выявить эволюцию российской историографии по творчеству конкретных мастеров можно благодаря книгам А. Н. Бенуа, Е. О. Вагановой, Т. П. Знамеровской, Л. Л. Каганэ, Т. П. Каптеревой, В. С. Кеменова, И. М. Левиной, К. М. Малицкой, В. Н. Прокофьева, Л. И. Тананаевой, А. К. Якимовича и других ученых-испанистов. Однако ряд перечисленных исследований датируется достаточно отдаленным для настоящего момента временем и эти историографические очерки не претендуют на глобальный охват явления испанского искусства в целом, с одной стороны, и затрагивают только внутренние факторы эволюции испанистики, с другой. Проблема воздействия факторов культуры, идеологии, специфики современной исследователям художественной жизни в этих трудах не ставится, а именно эта проблема и является центральной для настоящей диссертации.
Существует две работы, посвященные теме эволюции восприятия испанского искусства в России. Одна – обзорная статья Е. О. Вагановой «Советское искусствознание об испанской живописи эпохи расцвета» (1982), в которой выявляются основные ступени освоения испанского искусства в России. Намеченные в ней вехи и поныне сохраняют свою правомерность. Статья, однако, была написана еще в советский период нашей истории. У автора не было возможности взглянуть на испанистику XX в., выйдя за рамки советской идеологической системы. Соответственно, идеологические факторы развития науки в статье не анализируются. Вторая – кандидатская диссертация «Мурильо и Веласкес в русской художественной культуре XIX–начала XX вв.» (2001), защищенная в Москве в Институте искусствознания Х. Лопесом Крусом. В ней собран богатейший материал, свидетельствующий о растущем интересе к испанскому искусству в России XVII‒начала XX вв. Исследователь делает акцент на зависимости характера оценок произведений старых испанцев от этапа художественной жизни России XIX–начала XX в. Лопес Крус, однако, в своем сочинении ограничивается дореволюционным периодом. В данной же диссертации акцент сделан на последующих этапах развития отечественной испанистики.
Очень важным является фундаментальный труд «Испанская живопись в Эрмитаже. XV‒начало XIX в. История собрания» (2005), изданный Л. Л. Каганэ. Исследованные в монографии Л. Л. Каганэ этапы коллекционирования и изучения испанской живописи Эрмитажа во многом обусловили ход развития отечественной науки об испанском искусстве. Ряд публикаций Л. Л. Каганэ посвящен дореволюционным специалистам по испанскому искусству, например К. Э. Липгарту (2003), что ценно в плане изучения истории отечественной искусствоведческой испанистики в контексте культуры. Актуальным для темы данной диссертации стал выход труда Л. Л. Каганэ «Картины старых испанских мастеров в частных собраниях Санкт-Петербурга» (2014). Ученый поднимает проблему восприятия, изучения и атрибуции испанских произведений русскими художниками и крупными отечественными и западными знатоками XIX в. и рубежа XIX‒XX вв., в частности А. Н. Бенуа, Г. Ф. Ваагеном, Н. Н. Врангелем, Э. К. Липгартом, Э. Тормо-и-Монсо.
Значимыми являются и труды, исследующие процесс постижения испанского искусства в Западной Европе. Прежде всего это книга И. Х. Липшац «Испанская живопись и французские романтики» (1972). Она посвящена изучению этапов освоения испанского искусства во Франции с XVII в. до завершения эпохи романтизма, т. е. до середины XIX в. Это исследование важно, поскольку отечественная испанистика «запаздывала» по сравнению с общеевропейской, и в первую очередь с французской, и подпадала под влияние Франции как пионера в освоении испанского художественного наследия. Ученый, тщательно и кропотливо проанализировав художественную, художественно-критическую, научно-теоретическую литературу XVII‒XIX вв., показывает, как постепенно под влиянием эстетики романтизма рождалось то понимание испанского искусства, которое ляжет в основу европейской испанистики XIX в.
В последние десятилетия появились сочинения, посвященные размышлениям о развитии советского искусствознания и культуры. В основном это мемуарная литература. Особую ценность в плане проблематики диссертации представляют книги М. В. Алпатова «Воспоминания. Творческая судьба. Семейная хроника. Годы учения. Города и страны. Люди искусства» (1994), Т. П. Каптеревой-Шамбинаго «Арбат, дом 4» (2006), Б. М. Бернштейна «Старый колодец: книга воспоминаний» (2008), М. Ю. Германа «Сложное прошедшее. Passé composé» (2006), И. Н. Голомштока «Занятие для старого городового. Мемуары пессимиста» (2015) и книга Л. З. Лунгиной «Подстрочник: жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана» (2009). Авторы-искусствоведы (или люди, близкие к художественным кругам) включают автобиографический материал в контекст эпохи и мастерски соединяют описание своих личных переживаний, исторические факты и внимательный анализ происходивших перемен.
Проблему взаимодействия искусствоведения и политики затрагивал в своих исследованиях Ф. И. Шмит, занимавшийся изучением научного наследия Н. П. Кондакова и, соответственно, рассмотревший в свете поставленной проблемы только научное творчество этого последнего ученого, представляемого на страницах статьи как монархист и выразитель политических амбиций царской России.
Необычайно важными являются труды, посвященные изучению развития русской литературы и русской литературной критики в контексте эпохи. Особенно значимыми явились сочинения, выходившие под авторством или редакцией Е. Добренко. Тенденции, раскрытые в литературе советского периода, очень близки к тем, которые присутствуют в искусствоведении. Критика рассматривается Е. Добренко как социально-культурная институция, в советский период нашей истории функционировавшая в условиях тотального контроля со стороны государства. «Только теперь, когда советская эпоха завершилась и стали различимы пути развития постсоветской критики, пришло время истории, понимаемое здесь как время концептуализации» , ― справедливо считает Е. Добренко.
Таким образом, несмотря на то, что в отечественной и мировой научной литературе достаточно широко освещаются вопросы истории изучения испанского искусства, работы, которая исследует, каким образом формировались концептуальные векторы развития исследовательской мысли в процессе этого изучения под влиянием социокультурных, идеологических и художественных факторов, не существует, что объясняет своевременность появления данного исследования.
Цель и задачи диссертации. Цель диссертации в том, чтобы проследить влияние идеологических и культурных доминант на развитие отечественной искусствоведческой испанистики. Для достижения поставленной цели мы предполагаем сосредоточиться на решении следующих задач:
― выявить и охарактеризовать основные этапы развития отечественного искусствоведения в его взаимосвязи с социокультурной эволюцией общества и сменой культурных парадигм;
― проследить основные этапы истории изучения испанского искусства XV―начала XIX вв., проанализировать специфические характерные особенности каждого этапа в контексте идеологии и культуры своего времени;
― изучить обусловленные социокультурными и идеологическими воздействиями тематические поля и проблемно-методологические подходы в исследовании отечественными авторами истории искусства вообще и истории испанского искусства XV―начала XIX вв. в частности;
― реконструировать научные биографии крупнейших отечественных испанистов-искусствоведов, выявить внутреннюю логику развития их научного творчества;
― продемонстрировать, каким образом исследования и концепции отечественных испанистов-искусствоведов были предопределены установками культуры и идеологии своего времени;
― проанализировать научный вклад каждого из ведущих отечественных испанистов-искусствоведов в изучение испанского искусства;
― выявить возможные тенденции исследований испанского искусства, исходя из культурных предустановок современного российского общества.
Источниковая база исследования может быть разделена на семь больших групп источников. Первая группа представляет собой публикации директивного характера, прямо или косвенно связанные с изучением истории искусства. Это постановления партии и правительства. В частности, постановление 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций», сыгравшее для 1930-х―1940-х гг. определяющую роль в формировании критериев оценки явлений культуры и искусства как настоящего, так и прошлого. К публикациям директивного характера относятся так называемые «передовые» статьи в ведущих искусствоведческих и партийных журналах: «Искусство», «Творчество», «Коммунист» и др. Часто эти статьи выходили без подписи, как бы от имени редакции журнала или от имени партии и правительства. Подобные статьи могли появляться под фамилией конкретного представителя правительства или руководителя какого-либо крупного культурного учреждения. В качестве публикаций директивного характера воспринимались и критические статьи по искусствоведению в ведущих журналах. Авторами подобных статей были искусствоведы-партийные функционеры В. С. Кеменов, Ю. Д. Колпинский, Б. Б. Пиотровский, А. Д. Чегодаев, А. А. Штамбок и др.
Вторая группа источников представляет собой объемный корпус магистральных искусствоведческих трудов отечественных ученых и западные сочинения классиков искусствознания, переводившиеся в свое время на русский язык и издававшиеся в нашей стране. К этой группе относятся труды В. Г. Арсланова, Б. Р. Виппера, А. С. Кантор-Гуковской, Е. Ф. Кожиной, Ю. Д. Колпинского, М. Н. Соколова, В. П. Шестакова и др., а также О. Бенеша, Г. Вельфлина, М. Дворжака, Г. Зедльмайра, Э. Панофского. Третью группу образуют публикации западных искусствоведов-испанистов. Это работы Д. Ангуло Иньигеса, А. Беруэте, Дж. Брауна, Э. дю Ге Трапье, М. Гомес-Морено, Х. Гудиоля, О. Деленды, Х. Каскалеса-и-Муньоса, Г. Каблера, Х. Камона Аснара, М. Л. Катурлы, Г. Керера, П. Лафона, Авг. Майера, А. Е. Переса Санчеса, Р. Х. Санчеса Кантона, В. Сориа, Э. Тормо и других ведущих специалистов в области искусствоведческой испанистики. Четвертую группу источников составляют сочинения (статьи, монографии, тезисы докладов, архивные материалы) отечественных испанистов-искусствоведов. К этой группе принадлежат труды как ведущих испанистов, так и менее известных авторов. Это публикации М. В. Алпатова, А. Н. Бенуа, В. П. Боткина, Е. О. Вагановой, Н. Н. Врангеля, П. П. Гнедича, П. В. Деларова, Т. П. Знамеровской, Л. Л. Каганэ, Е. О. Калугиной, Т. П. Каптеревой, В. С. Кеменова, И. М. Левиной, К. М. Малицкой, А. А. Неустроева, О. Д. Никитюк, В. Н. Прокофьева, Е. И. Ротенберга, О. Е. Русиновой, С. К. Савватеева, Ю. Ю. Савицкого, А. И. Сомова, Л. И. Тананаевой, Г. В. Томирдиаро, А. К. Якимовича и других исследователей. Пятую группу источников представляют собой издания документов изучаемых испанистами эпох ― главным образом трактатов историков и теоретиков испанского искусства XV―XVIII вв. Д. де Вильяльты, Х. Мартинеса, А. Паломино, Ф. Пачеко и др. Например, это публикации фрагментов их сочинений в «Мастерах искусства об искусстве», подготовленных к изданию К. М. Малицкой, и в трудах по эстетике. Шестая группа источников образована сочинениями по культуре Испании и России, выходившими на протяжении истории русско-испанских культурных взаимосвязей. Это, например, работы М. Кольцова, М. А. Лифшица, П. Л. Мордовцева, Вас. И. Немировича-Данченко, И. Эренбурга и др. Эти публикации помогают понять культурный контекст исследований об испанском искусстве.
Седьмую группу источников составляют произведения испанского искусства, исследуемые учеными. Это картины Д. де Веласкеса (в первую очередь его бодегоны, циклы, посвященные шутам и карликам, знаменитые «Пряхи» (ныне «Миф об Арахне»), «Вакх», «Кузница Вулкана», «Менины», королевские портреты и портреты членов королевской семьи и приближенных короля), картины, графика и офорты Х. де Риберы (прежде всего демократически трактованные образы античных философов и христианских святых, его «Хромоножка»), произведения Ф. Сурбарана (реалистически решенные образы монахов), Б. Э. Мурильо (особенно созданные им детские образы представителей севильской улицы), Эль Греко (в первую очередь его портреты), Л. де Моралеса, холсты, рисунки, гравюры (особенно «Капричос» и «Бедствия войны») и монументальные росписи Гойи и других ведущих испанских мастеров in situ и в собраниях Испании (в первую очередь в Прадо), Западной Европы (в Лувре, Дрезденской картинной галерее, Лондонской национальной галерее и др.), России (собрания отечественных музеев и музеев бывшего СССР: Государственного Эрмитажа, Государственного музея истории религии, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Киевского музея западного и восточного искусства имени Варвары и Богдана Ханенко, Ташкентского музея изобразительных искусств Узбекистана и др.). Кроме того, это, разумеется, произведения испанской живописи XV―XVI вв., испанской скульптуры и испанской архитектуры, в меньшей степени произведения испанского прикладного искусства. Это многочисленные выставки испанских картин из собраний отечественных музеев в разных городах России и за границей («Шедевры западноевропейской живописи XVI―XVIII веков»: выставка произведений Государственного Эрмитажа в музее Прадо 29 апреля ― 29 июня 1981 г.; «Мурильо и художники Андалусии XVII в. в собрании Эрмитажа»: Государственный Эрмитаж, 1984 / куратор Л. Л. Каганэ; «Испанское искусство в собрании Государственного Эрмитажа»: Саратовский государственный художественный музей им. А. Н. Радищева: 29 июня–21 ноября 2010 года, Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Казанский Кремль», центр «Эрмитаж-Казань»: 24 ноября 2011–27 мая 2012 года, Выставочный центр «Эрмитаж ― Выборг»: 19.04.2013 ― 27.10.2013 / автор концепции и куратор выставки С. К. Савватеев) и выставки испанской живописи из иностранных музеев в России («Шедевры испанской живописи из собрания Национального музея Прадо» в Государственном Эрмитаже: 2 сентября ― 15 октября 1980 г.; «”Махи” Ф. Гойи в Эрмитаже»: 1998 / куратор выставки Л. Л. Каганэ; «”Менипп” и “Эзоп” Веласкеса из музея Прадо»: выставка из музея Прадо в Государственном Эрмитаже 21 октября 2008 ― 21 декабря 2008 / куратор выставки Л. Л. Каганэ; «Прадо в Эрмитаже»: выставка из музея Прадо в Государственном Эрмитаже 26 февраля 2011 ― 29 мая 2011 / автор концепции и куратор выставки С. К. Саватеев; «Диалоги: Живопись барокко из музеев Андалусии»: выставка в Государственном Эрмитаже: 24 июня 2011 ― 25 сентября 2011 / автор концепции и куратор выставки Л. Л. Каганэ; «Сюрреализм в Каталонии. Художники Ампурдана и Сальвадор Дали»: выставка из музеев Каталонии в Государственном Эрмитаже 28 октября 2016 ― 5 февраля 2017 / кураторы А. Виньяс Паломер, С. Савватеев, Ю. Савельев); «Испанские мастера из Эрмитажа в Амстердаме»: выставка испанских картин Золотого века из собрания Государственного Эрмитажа в филиале Эрмитажа в Амстердаме, декабрь 2015 ― 29 мая 2016 / куратор С. С. Савватеев).
Основные результаты исследования заключаются в установлении определенных закономерностей трансляции в сферу искусствоведческой испанистики идеологических и культурных предустановок эпохи. Конкретнее:
― предложена периодизация развития отечественной искусствоведческой испанистики в ее взаимосвязи с социокультурной эволюцией общества, исследованы характерные особенности каждого из выявленных этапов;
― выявлены и проанализированы основные этапы истории изучения испанского изобразительного искусства XV―начала XIX вв.;
― исследованы тематические поля и проблемно-методологические подходы в изучении отечественными учеными истории искусства вообще и истории испанского искусства XV―начала XIX вв. в частности;
― реконструированы научные биографии крупнейших отечественных ученых-испанистов и изучены внутренние факторы эволюции их научного творчества;
― установлена зависимость эволюции научного творчества искусствоведов-испанистов от социокультурных факторов;
― обозначены важнейшие достижения отечественных ученых-испанистов в изучении испанского искусства, ставшие возможными благодаря взаимодействию внутренних и внешних факторов развития отечественного искусствоведения;
― определены возможные перспективы изучения истории испанского искусства XV―начала XIX вв. в дальнейшем.
Методологической основой исследования, в соответствии с его междисциплинарным характером, послужил ряд значимых для культурологии методов, которые дают автору возможность комплексно исследовать поставленные в диссертации проблемы, изучить все их аспекты с учетом конкретной исторической, культурной и идеологической обстановки в стране, рассматривая каждый факт истории изучения испанского искусства в России в каждый конкретный период времени не в отдельности, а во взаимосвязи с другими фактами, выявить причинно-следственную связь между историческими, культурными, идеологическими, художественными и искусствоведческими событиями.
Применялись традиционные приемы научной критики историографических источников. Диссертация основана на источниковедческом анализе текстов публикаций, изучении методологии исследователей, сравнительном рассмотрении разных подходов и методов, их классификации и выяснении их связи с направлениями развития отечественной науки об искусстве в целом во взаимодействии с социокультурными и художественными явлениями. Ведущим остается собственно культурологический метод с привлечением общенаучных методов историзма, системности, научной объективности. В процессе работы над диссертацией автор опирался на научный диалектический метод познания, включающий в себя такие методы исследования, как: историко-генетический, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, историко-системный, ретроспективный. В качестве одного из важнейших выступал принцип историзма, который позволил рассматривать историю изучения эволюции испанского искусства в контексте смены культурных парадигм. Широко применяется социологический подход, позволяющий увидеть зависимость между этапами развития отечественной культуры и идеологии и этапами, переживаемыми отечественной наукой об искусстве в целом и отечественной искусствоведческой испанистикой в частности. При анализе научных выводов и открытий отечественных искусствоведов в том числе использовались и специально искусствоведческие методы: «теории отражения», формальный, иконографический, иконологический, структурный. Автор диссертации широко пользуется биографическим методом, позволяющим реконструировать творческие научные биографии крупнейших ученых-испанистов и рассмотреть их в контексте эпохи.
Научная новизна исследования заключается в том, что в нем:
― предложен подход, позволяющий изучать отечественную историю искусства и отечественную историю испанского искусства в социокультурном и идеологическом контексте;
― установлена периодизация отечественной науки об испанском искусстве и дана развернутая характеристика этапов развития отечественной истории испанского искусства XV―начала XIX вв. в зависимости от смены культурных парадигм;
― определена и изучена степень влияния современной художественной практики России и существующей на том или ином этапе идеологии на тематику и методологию исследований по истории искусства в целом и истории испанского искусства в частности на каждом отдельно взятом этапе их эволюции;
― доказано, что отечественная искусствоведческая испанистика на всех этапах своего развития артикулировала вне ее лежащие культурные и идеологические предустановки;
― прослежена обусловленная самим материалом исследования, т.е. собственно испанским искусством, внутренняя логика, присутствующая в работах и взглядах крупнейших ученых-испанистов, позволяющая лучше понять их методы и подходы к изучению испанского искусства;
― подвергнуты критическому анализу устоявшиеся и требующие уточнения концепции, выводы, суждения, определения, формулировки, содержащиеся в отечественных работах по истории искусства в целом и истории испанского искусства в частности;
― выявлены основополагающие векторы развития исследований по испанскому искусству на данный момент.
Основные положения исследования, выносимые на защиту:
― Отечественная история испанского искусства эволюционировала под действием внешних социокультурных факторов, определивших направление, проблематику и методологию исследований: до 1917 г. это по преимуществу факторы художественно-эстетические, после 1917 г. ― идеологические.
― Художественная практика и эстетические предустановки (академизм) середины ― второй половины XIX в. определили оптику интереса к испанскому искусству, которая позволила выделить среди художников в первую очередь Мурильо и обусловила восприятие испанской живописи как «спиритуалистического натурализма», в то время как конец века одновременно с усилением в русской живописи позиций реалистического направления выдвинул на первый план Веласкеса, Риберу и Сурбарана и, соответственно, характеризовал испанское искусство как «героический натурализм».
― Объективная попытка осмысления испанского искусства XVI—XVII вв. могла состояться только в начале XX в. (А. Н. Бенуа).
― Формирование и распространение концепта «реализма» и воинствующего атеизма в 1930-е гг., а также интерес к испанской культуре, возникший под влиянием сочувствия и помощи испанским антифашистам в годы Гражданской войны в Испании 1936―1939 гг., привели к переориентации интереса в области испанского искусства на Гойю с его, трактовавшейся прежде всего как антиклерикальная, серией «Капричос» и Веласкеса с его произведениями демократической направленности (бодегоны), а также к интерпретации портретного творчества Веласкеса как антимонархического.
― С изменением концепта «реализма», произошедшем в 1946/47 гг. и приведшем к включению в последний не только демократической тематики, но и линеарно-пластической трактовки формы, из поля зрения исследователей были исключены многие авторы, термины, понятия (живопись Эль Греко, термины «импрессионистичность», «живописность» и т.д.), произошла очередная перекодировка исследовательского поля.
― В 1950-е—1960-е гг. в отечественном искусствоведении происходит расширение концепта «реализма» как в стилистическом, так и в тематическом аспекте, увеличение диапазона исследуемых явлений и мастеров, в том числе и испанских (были «реабилитированы» Эль Греко, Сурбаран, Мурильо, архитектурный ансамбль Эскориала).
― Во второй половине 1960-х—1980-е гг. предпринимается попытка отказа от жестких идеологических предустановок, что привело к дифференциации искусствоведения на популяризаторство и собственно научные разработки, интенсификации исследований по истории испанского искусства и, соответственно, расширению проблемного и тематического поля исследуемых явлений.
― С конца 1980-х гг. отечественная искусствоведческая испанистика начинает развиваться в русле ведущих тенденций мирового искусствоведения.
Теоретическая значимость исследования состоит в прояснении механизмов взаимодействия культуры в целом и исследований по искусству; в формировании целостного представления о месте искусствоведения в контексте российской культуры; в выявлении и анализе этапов развития отечественной истории искусства в целом и отечественной истории испанского искусства в частности, неразрывно связанных с явлениями в идеологии и культуре своего времени; в дифференциации в историографии изобразительного искусства Испании XV―начала XIX вв. научных выводов объективного характера и субъективных гипотез тенденциозного плана, продиктованных временем и идеологией. Кроме того, теоретическая значимость настоящей работы заключается в расширении методологической базы культурологии и развитии междисциплинарных практик; в разработке и апробировании методологии, построенной на включении в себя элементов социологического подхода и позволяющей понять главные факторы развития научной и научно-популярной литературы по испанскому искусству. Выводы автора могут лечь в основу трудов по истории отечественного искусствознания; на них могут базироваться историографические очерки по истории изучения того или иного мастера испанского искусства; они могут помочь искусствоведам в процессе освоения отечественного искусствоведческого наследия. Результаты данного исследования окажутся полезны культурологам, изучающим кросскультурные процессы и взаимодействия и разрабатывающим проблематику межкультурных коммуникаций. Основные положения диссертации могут быть положены в основу научных и научно-популярных трудов по истории культуры, истории испано-российских культурных связей, истории изучения испанского художественного наследия в России.
Практическая значимость исследования. Материалы проведенных автором исследований, сделанные на их основе выводы и заключения позволяют выработать адекватное представление об этапах развития отечественного искусствоведения и отечественной искусствоведческой испанистики, происходящего под влиянием социокультурных факторов. Результаты исследования можно использовать в лекционных курсах, читаемых для студентов, специализирующихся по истории культуры и истории искусства, как бакалавров, так и магистров, а также для аспирантов. Собранные материалы могут лечь в основу как отдельных лекций и практических занятий по специальным курсам истории культуры, литературы, искусства Испании, так и в основу целостных курсов по Источниковедению истории культуры и Источниковедению истории искусства, Историографии истории культуры и Историографии истории искусства, Методологии истории культуры и искусства, Истории российской культуры, Истории испано-русских культурных взаимосвязей и других. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в процессе руководства аспирантами, магистрами и бакалаврами в их работе над квалификационными сочинениями, в ходе подготовки и проведения научно-исследовательских семинаров по историографии истории культуры и искусства. Основные положения и выводы диссертации могут лечь в основу специальных докладов на научных форумах. Промежуточные итоги и окончательные выводы диссертации могут быть использованы при написании учебных и учебно-методических пособий по истории российской культуры, истории испанской культуры, истории испано-российских культурных взаимосвязей. Результаты данного диссертационного сочинения могут быть также использованы в музейной работе при составлении каталогов, подготовке выставок по тематике испанского искусства и испанской культуры. На их основе могут быть созданы научные и научно-популярные передачи на радио и телевидении по проблематике изучения испанской культуры и искусства в России. Они могут быть использованы для написания научных и научно-популярных трудов по испанистике и культурологии.
Апробация. Итоги изучения эволюции отечественной искусствоведческой испанистики нашли отражение в опубликованных 36 статьях (общим объемом 15 п. л.), в том числе 19 в изданиях из перечня ведущих рецензируемых ВАК научных журналов и изданий, и 2 монографиях (13,22 п. л. и 23 п. л.). Различные аспекты работы и результаты проведенного исследования были представлены на научных форумах: XXXI Сервантесовских чтениях (26―29 мая 2009, С.-Петербург, Эрмитаж); XXXIII Сервантесовских чтениях (26-27 апреля 2011 г. С.-Петербург, СПбГУ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН); Международной научной конференции «Испанские темы и формы: искусство, культура и общество» (26―27 ноября 2013 г., СПбГУ, Исторический ф-т); IV Международном конгрессе испанистов России (18―19 сентября 2013 г., Москва, МГЛУ); XXXVI Сервантесовских чтениях (28―29 апреля 2014 г., С.-Петербург, СПбГУ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН); XXXVII Сервантесовских чтениях (27―28 марта 2015 г., С.-Петербург, СПбГУ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН); международной научной конференции «Актуальные проблемы теории и истории искусства» (27―31 октября 2015 г., Москва, МГУ); международной научной конференции «Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность» (1―3 октября 2015 г. С.-Петербург, СПбГУ, ф-т международных отношений); XXXVIII Сервантесовских чтениях (21―22 апреля 2016 г. С.-Петербург. СПбГУ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН); Международном конгрессе испанистов (апрель 2016 г., Москва, ВШЭ); VIII Международной научной конференции «Иберо-романистика в современном мире: научная парадигма и актуальные задачи» (24―25 ноября 2016 г., Москва, Филологический ф-т МГУ им. М. В. Ломоносова); Международном конгрессе «Образ власти и власть образа: в искусстве, литературе и истории» (2 – 3 марта 2017 года, Москва, ГМИИ им. А. С. Пушкина, ГИИ); XXXIX Сервантесовских чтениях (27―28 апреля 2017 г., С.-Петербург, СПбГУ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН); международной научной конференции «Россия и Ибероамерика в глобилизирующемся мире» (2―3 ноября 2017 г., С.-Петербург, СПбГУ, ф-т международных отношений).
На основе открытых закономерностей взаимодействия идеологии и искусствоведения были подготовлены и читались курсы для специалистов, бакалавров и магистров кафедр истории русского искусства и истории западноевропейского искусства Института Истории (б. Исторического ф-та) СПбГУ: «Историография истории искусства» (2003―2017), «Методология истории искусства» (2013―2017), «Источниковедение истории искусства» (2003―2017). Также были подготовлены циклы лекций по историографии истории искусства, вошедшие в общие курсы, читавшиеся как в Институте Истории, так и на филологическом ф-те СПбГУ: «Зарубежная скульптура» (2014―2017), «Искусство Испании» (2006―2017), «История искусства» (2014―2017), «История художественной критики» (2005―2008) и др. Результаты исследований прошли апробацию в статьях, написанных для энциклопедического издания «Культура Возрождения» (Т. 2. М., РОССПЭН, 2011), в учебно-методических пособиях «Историография истории искусства» и «Источниковедение истории искусства», подготовленных на базе исторического факультета СПбГУ и изданных в 2007 г. На основе магистральных выводов исследования строятся занятия научно-исследовательского семинара для магистров (2014―2017) и аспирантов (2014―2017) кафедры истории западноевропейского искусства.
Структура работы определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, семи параграфов, заключения и списка использованной литературы. Содержание работы изложено на 329 страницах, библиография содержит 1002 наименования, из них 155 ― на иностранном языке.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Данное диссертационное исследование соответствует следующим пунктам паспорта научной специальности 24.00.01 ― «Теория и история культуры»: п. 1.10. Принципы периодизации и основные периоды в историческом развитии культуры, п. 1.13. Факторы развития культуры, п. 1.15. Роль культурного наследия в жизнедеятельности общества, п. 1.17. Компоненты культуры (наука, мораль, мифология, образование, религия, искусство), п. 1.28. Культурные контакты и взаимодействие культур народов мира.
Язык оригиналарусский
ТипАвтореферат диссертации ... доктора культурологии.
Продукция средств информацииАвтореферат диссертации
Число страниц48
Место публикацииСанкт-Петербург
СостояниеОпубликовано - 2018

Предметные области Scopus

  • Гуманитарные науки и искусство (все)

Ключевые слова

  • культурология
  • история культуры
  • культура России
  • искусствоведение
  • искусство Испании
  • российское искусствоведение

Цитировать