Семейные факторы эмоциональной компетентности дошкольников: 2019 г. этап 2

Проект: исполнение гранта/договораисполнение этапа гранта/договора

Сведения о проекте

описание

Целью исследования является эмпирическая проверка модели эмоциональной компетентности дошкольников, разработка психодиагностического инструментария и выявление характеристик семьи (содержательных и структурных), являющихся предикторами эмоциональной компетентности дошкольников.
Задачи:
1. Разработка методического комплекса, направленного на эмпирическое исследование модели эмоциональной компетентности дошкольников, включающей такие компоненты: как идентификация эмоций, эмпатия, эмоциональная экспрессия, рефлексия и саморегуляция.
2. Изучение уровневых и структурных характеристик эмоциональной компетентности дошкольников с учетом возрастно-половых факторов.
3. Выявление взаимосвязей между общим уровнем эмоциональной компетентности, ее компонентами и маркерами эмоциональной компетентности дошкольников (высокая адекватная самооценка, умеренная тревожность, отсутствие ярко выраженных страхов)
4. Анализ уровня сформированности эмоциональной компетентности и ее отдельных компонентов в связи с факторами структуры семьи (полная/неполная, наличие сиблингов, количество детей в семье).
5. Выявление содержательных характеристик семьи (стилевые характеристики воспитания, особенности детско-родительского эмоционального взаимодействия, удовлетворенность браком и интегральные показатели семейного функционирования: семейную адаптацию и сплоченность), которые могут выступать предикторами формирования эмоциональной компетентности у дошкольников с учетом возрастно-половых факторов.








основные результаты по проекту в целом

Задача 1. Разработка методического комплекса, направленного на эмпирическое исследование модели эмоциональной компетентности дошкольников, включающей такие компоненты: как идентификация эмоций, эмпатия, эмоциональная экспрессия, рефлексия и саморегуляция.
Разработан концепт эмоциональной компетентности дошкольников, который рассматривается как набор ключевых навыков, которые важны для психоэмоционального благополучия ребенка и его социальной адаптации. Предложены и апробированы его модель и психодиагностический комплекс, направленный на исследование эмоциональной компетентности дошкольников как целостное образование. Первоначальная модель включала компоненты (идентификация эмоций, эмпатия, эмоциональная экспрессия, рефлексия эмоций, эмоциональная саморегуляция) и маркеры эмоциональной компетентности (высокая адекватная самооценка, умеренная тревожность и отсутствие ярко выраженных страхов).
Методический комплекс апробирован на общей выборке 223 старших дошкольников. В результате эмпирической проверки модель эмоциональной компетентности дошкольников модифицирована – тревожность рассматривается не как маркер, а как компонент. В результате модель содержит 6 компонентов на пересечении двух измерений: интерперсональная/интраперсональная направленность и когнитивный/аффективно-личностный/поведенческий блоки. Компоненты интерперсональной направленности: идентификация эмоций (когнитивный блок), эмпатия (аффективно-личностный блок) и эмоциональная экспрессия (поведенческий блок). Компоненты интраперсональной направленности: эмоциональная рефлексия (когнитивный блок), умеренная тревожность (аффективно-личностный блок) и эмоциональная саморегуляция (поведенческий блок).
Методический комплекс, предложенный нами для изучения эмоциональной компетентности дошкольников и апробированный в исследовании, состоит из следующих блоков методик:
Диагностика компонентов эмоциональной компетентности:
1. Методика «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой для изучения идентификации эмоций (по схематичным изображениям, фотографиям и включая понимание/выделение маркеров эмоциональной экспрессии), а также эмоциональной экспрессии;
2. Диагностическая беседа «Актуализация эмоционального опыта», разработанная Н.Н. Смирновой;
3. Проективная рисуночная методика диагностики эмпатии Т.П. Авдуловой и/или методика «Неоконченные рассказы» Т.П. Гавриловой для изучения эмпатии;
4. Проективный тест тревожности Тэммл-Дорки-Амен и/или 2 проективных рисуночных теста «Дом-Дерево-Человек» Дж. Бука и «Рисунок семьи» для изучения тревожности;
5. Анкета-опросник для родителей «Представления родителей об эмоциональных особенностях ребенка» Е.И. Изотовой для изучения эмоциональной экспрессии;
6. Разработанный Н.Н. Смирновой и С.С. Савенышевой методический комплекс «Диагностика эмоциональной саморегуляции дошкольника», включающий проективную методику диагностики эмоциональной саморегуляции у детей и 2 анкеты для родителей и воспитателей для диагностики эмоциональной саморегуляции детей;
Диагностика маркеров эмоциональной компетентности:
1.Методика «Лесенка» В.Г. Щур в модификации 7 ступенек для изучения самооценки;
2.Тест А.И.Захарова, М.Панфиловой для выявления страхов у детей.
Для комплексного изучения семейных факторов были использованы: 1.Опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г.Эйдемиллера, В.В.Юстицкиса для родителей детей в возрасте 3-10 лет – шкалы на стилевые характеристики воспитания и на психологические особенности матерей, влияющие на воспитание;
2.Опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, выявляющий параметры по 3 блокам: чувствительности к ребенку, его эмоционального принятия и поведенческих проявлений.
3.Шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-III) Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави в адаптации Э.Г. Эйдемиллера для изучения двух интегральных характеристик семейного функционирования;
4.Тест на удовлетворенность браком Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана и Е.М. Дубовской.
5.Социально-демографическая анкета.
В рамках проекта Н.Н. Смирновой и С.С. Савенышевой были разработаны 3 методики для диагностики эмоциональной саморегуляции у дошкольников: проективная методика для дошкольников, анкета для родителей и анкета для воспитателей. Проективная методика для детей состоит из рисунков 9 наиболее распространенных сложных эмоциональных фрустрирующих ситуаций и 18 способов эмоциональной саморегуляции (отдельно для мальчиков и девочек). На каждую ситуацию ребенку предлагалось выбрать 3 наиболее распространенные стратегии, которые использует ребенок на картинке, а далее из них выбрать наиболее эффективную. Анкета для родителей включает в себя 13 ситуаций и 13 способов саморегуляции, для воспитателей – 6 ситуаций и 10 способов саморегуляции. Обработка результатов: стратегии эмоциональной саморегуляции нами разделялись по нескольким критериям: интеллектуальные/эмоциональные/поведенческие; конструктивные/ неконструктивные; внешне ориентированные/внутренние. Анализ показал наличие взаимосвязи ответов родителей и воспитателей, однако слабую связанность с результатами методики для дошкольников. Это может частично объясняться тем, что у дошкольников в методике представлено большее количество фрустрирующих ситуаций.
Исследование эмоциональной компетентности старших дошкольников с целью эмпирической проверки ее модели и анализа влияющих на нее возрастно-половых и семейных факторов было проведено на общей выборке 223 старших дошкольников (113 мальчиков и 110 девочек) и 298 родителей (223 матери и 75 отцов).
Первый блок был направлен на изучение возрастно-половых и семейных факторов эмоциональной компетентности дошкольников в целом, включая интерперсональную и интраперсональную ЭК. В нем принимали участие матери и отцы дошкольников.
Второй блок был направлен на изучение возрастно-половых и семейных факторов интерперсональной эмоциональной компетентности, а также маркеров эмоциональной компетентности. В нем принимали участие матери дошкольников, но задачей было комплексное и более детальное изучение параметров семейного взаимодействия.
Также был проведен третий, дополнительный блок исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников в связи с детско-родительскими отношениями с целью апробации разработанного комплекса методик для ее изучения.
Представим дизайн первого блока исследования. В исследовании приняли участие 93 дошкольника (47 мальчиков и 46 девочек) в возрасте 5-7 лет (средний возраст - 6,0 лет), посещавшие ГБДОУ № 32 г. Санкт-Петербурга и их родители (93 матери и 72 отца). По возрасту было выделено 2 группы детей: дети 5 лет – 49 детей (24 мальчика и 25 девочек) и дети 6-7 лет – 44 человека (22 мальчика и 22 девочки). Что касается структурных характеристик семьи, то 77 детей (83%) из полных семей, 16 детей (17%) из неполных семей. 42 ребенка (45%) имеют сиблинга, 51 ребенок (55%) – единственный в семье. Возраст матерей – от 24 до 47 лет (средний возраст – 32 года). Возраст отцов – от 27 до 53 лет (средний возраст – 37 лет). Уровень образования родителей: 64 матери (69%) имеют высшее образование, 29 матерей (31%) имеют среднее образование; 36 отцов (50%) имеют высшее образование и столько же, соответственно, среднее образование.
Для изучения компонентов ЭК использовались методики «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой в модификации (для изучения идентификации и эмоциональной экспрессии), Диагностическая беседа «Актуализация эмоционального опыта», разработанная Н.Н. Смирновой; Проективная рисуночная методика диагностики эмпатии Т.П. Авдуловой, методический комплекс для исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников Н.Н. Смирновой, С.С. Савенышевой, проективный тест тревожности Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен, проективные рисуночные тесты «Дом-Дерево-Человек» Дж. Бука и «Рисунок семьи». Данные этих методик обобщались в интегративный показатель «уровень эмоциональной компетентности», также подсчитывался общий показатель интраперсональной эмоциональной компетентности (в дополнение к результатам про интерперсональную компетентность первого блока). Для изучения семейных факторов использовались опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, упомянутый выше проективный рисуночный тест «Рисунок семьи» и социально-демографическая анкета.
Математическая обработка данных осуществлялась с помощью программы IBM SPSS Statistics 21: описательная статистика, однофакторный дисперсионный анализ по факторам пола, структуры семьи (полная/неполная), наличия сиблингов, регрессионный анализ (для выявления семейных предикторов ЭК).
Представим дизайн второго блока исследования. Исследование проводилось на базах ГБДОУ №120 и ГАДОУ №53 г. Санкт-Петербурга. В нем приняли участие 80 диад мать-ребенок (38 мальчиков и 42 девочки), возраст детей - от 5 до 6 лет, средний возраст 5 лет 4 мес. По возрасту было выделено 2 группы детей: дети 5 лет - 44 ребенка (20 мальчиков и 24 девочки) и дети 6 лет – 36 детей (18 мальчиков и 18 девочек). Что касается структурных характеристик семьи, то 67 детей (84%) из полных семей, 13 детей (16%) из неполных семей. 53 ребенка (66%) имеют сиблингов и 27 детей (34%) - единственные в семье. Возраст матерей – от 24 до 58 лет, средний возраст – 35 лет. 80% матерей имеют высшее образование, 4% - незаконченное высшее образование, 15% - средне специальное образование и 1% среднее.
Для изучения интерперсональной эмоциональной компетентности применялись методики «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой, «Неоконченные рассказы» Т.П. Гавриловой (на эмпатию) и анкета-опросник для родителей «Представления родителей об эмоциональных особенностях ребенка» Е.И. Изотовой (для изучения эмоциональной экспрессии». По показателям этих методик мы определяли уровни сформированности трех компонентов ЭК (идентификация эмоций, эмпатия и экспрессия) и сводили их в интегративный показатель – уровень сформированности интерперсональной ЭК: 1 – низкий, 2 – средний и 3 – высокий. Для изучения маркеров ЭК применялись методика «Лесенка» В.Г. Щур в модификации 7 ступенек (для изучения самооценки), проективный тест тревожности Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен и тест А.И.Захарова, М.Панфиловой для выявления страхов у детей. Для комплексного изучения семейных факторов применялись опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г.Эйдемиллера, В.В.Юстицкиса для родителей детей в возрасте 3-10 лет, опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-III) Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави в адаптации Э.Г. Эйдемиллера, тест на удовлетворенность браком Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана и Е.М. Дубовской, социально-демографическая анкета.
Математическая обработка данных осуществлялась с помощью программы IBM SPSS Statistics 21: описательная статистика, дисперсионный анализ по факторам пола, структуры семьи (полная/неполная), наличия сиблингов, метод множественных сравнений Шеффе (для выявления различий между группами детей с 3 уровнями интерперсональной эмоциональной компетентности), множественный регрессионный анализ (для выявления семейных предикторов интерперсональной эмоциональной компетентности и маркеров эмоциональной компетентности), а также корреляционный анализ по Спирмену для выявления взаимосвязей между компонентами и маркерами эмоциональной компетентности.
Представим дизайн третьего, дополнительного блока исследования, направленного на апробацию разработанного Смирновой Н.Н. и Савенышевой С.С. комплекса методик для изучения эмоциональной саморегуляции и выявления ее взаимосвязей с детско-родительскими отношениями. Всего в исследовании приняло участие 143 дошкольника в возрасте 5-7 лет (средний возраст 6,0 лет), из которых 75 мальчиков и 68 девочек; 218 родителей (143 матери и 75 отцов) и 8 воспитателей, проживающих в Санкт-Петербурге (сюда вошли 93 дошкольника из выборки второго блока и еще 50 дошкольников). Кроме «Диагностики эмоциональной саморегуляции дошкольника» в исследовании использовались методики для изучения детско-родительских отношений. Так, на выборке 171 родитель (96 матерей и 75 отцов) использовался опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) А.И. Захаровой, а на выборке 47 матерей использовалась методика «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Эйдемиллера, Юстицкиса.
Задача 2. Изучение уровневых и структурных характеристик эмоциональной компетентности дошкольников с учетом возрастно-половых факторов. Проведен анализ уровневых и структурных характеристик эмоциональной компетентности [далее ЭК] дошкольников с учетом возрастно-половых факторов. Выборки и методы двух основных блоков исследования представлены в предыдущем пункте.
Результаты первого блока исследования:
Первый блок исследования на выборке 93 дошкольника (47 мальчиков и 46 девочек; 49 детей 5 лет и 44 ребенка 6-7 лет) включал анализ возрастных и половых различий в уровневых и структурных показателях ЭК.
Исследование возрастных особенностей компонентов ЭК на общей выборке 93 детей проводилось в двух возрастных группах (5-6 лет и 6-7,2 лет). Сравнительный анализ общего уровня ЭК в разных возрастных группах выявил статистически достоверные различия: с возрастом наблюдается постепенное увеличение уровня ЭК, что подтверждают и результаты корреляционного анализа. Анализ возрастных различий в уровне отдельных компонентов показал следующее. Исследование выявило значимые различия между данными возрастными группами по всем показателям эмоциональной идентификации: наблюдается постепенное увеличение ее уровня от 5 к 7 годам. Это подтверждают и результаты корреляционного анализа. Показатель эмпатии, также как и эмоциональной идентификации последовательно увеличивается от 5 к 7 годам. Выявлено увеличение, как личностной тревожности, так и тревожности в семье. В уровне рефлексии и экспрессии эмоций значимых возрастных различий обнаружено не было, что может свидетельствовать о том, что основные изменения в эмоциональной экспрессии и рефлексии происходят в период от 5 к 6 годам. Изучение особенностей эмоциональной саморегуляции выявило следующее. Исследование дошкольников показало увеличение конструктивных способов саморегуляции и снижение неконструктивных копинг-стратегий (при сохранении нейтральных) от 5 к 6-7 годам только на уровне тенденции. Изучение способов эмоциональной саморегуляции по наблюдению родителей и воспитателей выявило, что воспитатели отмечают достоверное увеличение конструктивных стратегий и снижение нейтральных стратегий с возрастом. Также было выявлено, что как по оценкам детей, так и по оценкам воспитателей с возрастом увеличивается количество внешнеориентированных (социальных) и поведенческих способов саморегуляции на фоне снижения аффективных способов.
Сравнительный анализ общего показателя ЭК у мальчиков и девочек не выявил значимых половых различий. Изучение половых различий в уровне отдельных компонентов эмоциональной компетентности позволило обнаружить различия в уровне рефлексии эмоций, эмпатии и эмоциональной саморегуляции. Так, был выявлен более высокий уровень эмпатии, сопереживания и общего показателя эмпатии, а также в рефлексии эмоций у девочек. Изучение особенностей эмоциональной саморегуляции показало, что неконструктивных копинг-стратегий у девочек меньше по сравнению с мальчиками, как по результатам проективной методики для дошкольников, так и по оценкам родителей и воспитателей. Различий в тревожности, эмоциональной идентификации и экспрессии по полу не выявлено.
Анализ взаимосвязей компонентов ЭК (эмоциональной идентификации, эмоциональной экспрессии, рефлексии эмоций, эмпатии и эмоциональной саморегуляции) у дошкольников выявил наиболее тесные связи с эмпатией, эмоциональной идентификацией и эмоциональной экспрессией. Так, анализ показал, что эмпатия связана со всеми компонентами ЭК, эмоциональная идентификация связана со всеми компонентами (эмпатией, экспрессией, саморегуляцией), кроме рефлексии, эмоциональная экспрессия связана со всеми компонентами (эмпатией, идентификацией, рефлексией), кроме эмоциональной саморегуляции; рефлексия связана только с экспрессией и эмпатией, а саморегуляция связана с эмоциональной идентификацией и эмпатией. Таким образом, системообразующим компонентом эмоциональной компетентности у дошкольников является, прежде всего, эмпатия.
Сравнительный анализ взаимосвязей компонентов ЭК у мальчиков и девочек показал, что они существенно различаются: у мальчиков отмечаются тесные связи тревожности, эмоциональной идентификации и экспрессии, а у девочек – тесные связи эмоциональной идентификации и эмпатии. Саморегуляция у мальчиков связана с эмпатией, а у девочек с вербальной идентификацией.
Анализ структуры связей компонентов ЭК у дошкольников 5-6 лет и 6-7 лет показал, что в с возрастом снижается количество связей компонентов ЭК, системообразующим показателями в оба возрастных периода является эмоциональная идентификаций, но в 5-6 лет также эмпатия. В 5-6 лет в структуру связей ЭК еще не включения эмоциональная саморегуляция, а 6-7 лет исключается экспрессия эмоций.
Результаты второго блока исследования:
Второй блок исследования на выборке в 80 диад мать-ребенок (38 мальчиков и 42 девочки; 44 ребенка 5 лет и 36 детей 6 лет) включал анализ возрастных и половых различий в уровневых и структурных показателях интерперсональной ЭК, а также в маркерах ЭК, куда изначально относилась и тревожность.
Проведенное исследование показало преобладание среднего уровня интерперсональной ЭК у старших дошкольников нашей выборки (характерен для 58% детей). Высокий уровень характерен для 29% детей, низкий – для 14%. При этом выявлена неравномерность в сформированности трех различных компонентов: экспрессия по нашим данным сформирована в большей степени, чем идентификация эмоций и эмпатия. Исследование маркеров ЭК выявило, что дошкольники характеризуются высоким уровнем самооценки и одновременно высоким уровнем тревожности, наиболее выражены у них страхи смерти, животных и сказочных персонажей, физического ущерба.
Значимых возрастных различий в показателях компонентов интерперсональной ЭК и ее маркеров между детьми 5 и 6 лет не выявлено. Влияние пола проявилось, прежде всего, в том, что интегративный показатель интерперсональной ЭК выше у девочек. У девочек по сравнению с мальчиками также выше самооценка, но в то же время больше общее количество страхов и страхов разных категорий.
Таким образом, основные различия в показателях интерперсонального блока и маркеров ЭК дошкольников связаны с полом детей – у девочек выявлены более высокие общий показатель интерперсональной ЭК и самооценка, но у них больше страхов.
Корреляционный анализ показал низкую интеграцию структуры интерперсональной ЭК – положительные взаимосвязи ее компонентов выявлены только на выборке детей 6 лет: экспрессия положительно коррелирует с идентификацией эмоций по схематичным изображениям, а также с общим показателем эмоциональной идентификации. Следует отметить, что эти данные не согласуются с данными первого блока исследования, что можно объяснить использованием нами в двух блоках разных методик для изучения эмпатии и эмоциональной экспрессии.
Таким образом, более детальный микровозрастной анализ первого блока исследования выявил прирост общего уровня ЭК от 5 к 7 годам. Анализ отдельных компонентов показал постепенный рост показателей эмоциональной идентификации, эмпатии, тревожности, эмоциональной саморегуляции. В уровне рефлексии и экспрессии эмоций значимых различий обнаружено не было. Анализ по фактору пола не обнаружил различий в уровне общего показателя ЭК, но выявил, что у девочек выше общий показатель интерперсональной ЭК, выше уровень эмпатии, рефлексии и саморегуляции. Обнаружены половые различия в маркерах ЭК: у девочек по сравнению с мальчиками выше самооценка, но в то же время у девочек больше общее количество страхов и страхов разных категорий.
Анализ взаимосвязей компонентов ЭК между собой показал, что системообразующими компонентами являются, прежде всего, эмпатия, также эмоциональная идентификация. Сравнительный анализ взаимосвязей ЭК у мальчиков и девочек, а также в разных возрастных группах выявил их различия, с сохранением системообразующего фактора – эмоциональной идентификации.
Задача 3. Выявление взаимосвязей между общим уровнем эмоциональной компетентности, ее компонентами и маркерами эмоциональной компетентности дошкольников (высокая адекватная самооценка, умеренная тревожность, отсутствие ярко выраженных страхов).
Данная задача решалась в рамках второго блока исследования. Был проведен корреляционный анализ взаимосвязей интегративного показателя интерперсональной ЭК и его компонентов (идентификация эмоций, эмпатия и эмоциональная экспрессия) с маркерами эмоциональной компетентности (самооценка, тревожность и страхи) на общей выборке (n=80), а также в группах детей 5 лет (n=44), детей 6 лет (n=36), мальчиков (n=38) и девочек (n=42).
На всей выборке выявлены положительные корреляции эмоциональной экспрессии с общим показателем страхов и с показателями страха физического ущерба и пространственных страхов. Корреляций показателей эмоциональной идентификации и эмпатии с маркерами ЭК не выявлено.
На выборке детей 5 лет корреляций между компонентами и маркерами ЭК не выявлено.
В то же время на выборке детей 6 лет обнаружен ряд взаимосвязей, причем часть из них оказалось неожиданной. Так, более высокий интегративный показатель ЭК детей кроме положительной корреляции с самооценкой также положительно взаимосвязан с общим показателем страхов и показателями медицинских, физических и социально опосредованных страхов. Из параметров эмоциональной идентификации корреляции выявлены только у идентификации по фотографиям – более успешной идентификации соответствует большая выраженность медицинских страхов и страха смерти. Гуманистический характер эмпатии положительно коррелирует с самооценкой. Эмоциональная экспрессия положительно коррелирует с тревожностью.
На выборке мальчиков у интегративного показателя интерперсональной ЭК связей с маркерами не выявлено. При этом обнаружены корреляции отдельных компонентов. Так, чем лучше у мальчиков понимание/выделение маркеров эмоциональной экспрессии, тем менее выражены у них пространственные страхи и страхи кошмарных снов. Показатель эмпатии оказался связан с тревожностью и очень тесно связан со страхами. Так, чем более у мальчиков выражен гуманистический тип эмпатии, тем меньше у них тревожность, общее количество страхов и количество страхов категорий: медицинских, физического ущерба, животных и сказочных персонажей, смерти и пространственных. Эмоциональная экспрессия положительно коррелирует с тревожностью.
На выборке девочек взаимосвязей значительно меньше. Выявлена положительная корреляция интегративного показателя интерперсональной ЭК с тревожностью и гуманистического характера эмпатии с тревожностью. Таким образом, структура взаимосвязей компонентов и маркеров ЭК старших дошкольников опосредована возрастно-половыми факторами: она более интегрирована у дошкольников 6 лет по сравнению с дошкольниками 5 лет (у которых вообще нет взаимосвязей) и у мальчиков по сравнению с девочками.
Выявлен различный и порой противоположный характер взаимосвязей компонентов и маркеров ЭК у мальчиков и девочек, что сказалось на том, что на общей выборке выявлены лишь положительные взаимосвязи экспрессии и страхов. Так, у мальчиков отмечается отрицательная связь эмпатии с тревожностью, а у девочек, наоборот, положительная. В отличие от девочек, у мальчиков обнаружены корреляции когнитивного компонента (эмоциональной идентификации) со страхами.
Положительные корреляции экспрессии с тревожностью на выборках детей 6 лет и мальчиков, как и упомянутая выше положительная корреляция экспрессии и страхов на всей выборке отчасти можно объяснить тем, что эмоциональная экспрессия в нашем исследовании оценивалась матерями. Можно предположить, что выразительность экспрессии часто связывалась матерями с более ярким выражением негативных эмоций.
С точки зрения проверки модели ЭК наиболее существенным выводом оказалось то, что однозначной картины в плане связей компонентов и маркеров ЭК не обнаружено. По результатам корреляционного анализа однозначным маркером ЭК можно рассматривать самооценку, в то время как с тревожностью и страхами картина противоречивая. Ожидаемые нами взаимосвязи проявились на выборке мальчиков: более высокая эмпатия взаимосвязана с менее выраженными тревожностью и страхами, лучшее понимание/выделение маркеров эмоциональной экспрессии - с меньшей выраженностью страхов. В то же время на других выборках получены противоположные по смыслу закономерности, наиболее существенным из которых является то, что у девочек интерперсональная ЭК в целом и эмпатия в частности положительно коррелирует с тревожностью, а у детей 6 лет интерперсональная ЭК в целом и идентификация эмоций в частности положительно коррелирует с выраженностью страхов.
Эти данные говорят о том, что тревожность и страхи могут сочетаться с более высокой ЭК детей, с лучшим распознаванием детьми эмоций, а у девочек и с эмпатией.
Тесная интеграция тревожности и близкого ей феномена страхов с компонентами ЭК, а также характер выявленных связей приводят к выводу, что тревожность можно рассматривать не как маркер, а как компонент ЭК (наряду с эмпатией в аффективно-личностном блоке, но интраперсональная направленность). Следует уточнить, что тут очень важен определенный диапазон тревожности с учетом пола ребенка (для мальчиков его можно обозначить как «умеренный», а для девочек как «умеренно высокий»).
Задача 4. Анализ уровня сформированности эмоциональной компетентности и ее отдельных компонентов в связи с факторами структуры семьи (полная/неполная, наличие сиблингов, количество детей в семье).
Было проанализировано влияние структурных характеристик семьи (полная/неполная семья и наличие сиблингов) на уровень сформированности ЭК и и ее отдельных компонентов. В связи с тем, что в наших выборках было очень мало семей более чем с 2 детьми, показатель «количество детей» не дал никакой дополнительной информации по сравнению с показателем «наличие сиблингов».
Основной результат этой части исследования заключается в том, что структурные характеристики семьи практически не оказывают влияние на формирование ЭК старших дошкольников. Так, по данным первого блока исследования значимых различий в общем показателе ЭК и в показателях всех изучаемых 6 компонентов ЭК не выявлено. По данным второго блока исследования интерперсональной ЭК ситуация аналогичная – нет значимых различий ни в интегративном показателе, ни по 3 отдельным компонентам. Что касается маркеров ЭК, то различий в показателях самооценки и тревожности детей в связи с факторами структуры семьи также не выявлено. Единственное различие в страхах детей выявлено по параметру «медицинские страхи» - у детей, имеющих сиблингов, более выражены медицинские страхи, чем у единственных детей в семье. Возможно, имея брата или сестру, ребенок чаще сталкивается с ситуациями, провоцирующими эти страхи.
Следует отметить, что отсутствие значимых различий по параметру полная/неполная семья может быть связано с тем, что в наших выборках небольшой процент неполных семей (16%-17%).
Задача 5. Выявление содержательных характеристик семьи (стилевые характеристики воспитания, особенности детско-родительского эмоционального взаимодействия, удовлетворенность браком и интегральные показатели семейного функционирования: семейную адаптацию и сплоченность), которые могут выступать предикторами формирования эмоциональной компетентности у дошкольников с учетом возрастно-половых факторов.
Выявлены содержательные характеристики семьи, которые могут выступать предикторами формирования ЭК дошкольников (с учетом возрастно-половых факторов).
Результаты первого блока исследования:
Анализ взаимосвязей ЭК дошкольников и эмоционального детско-родительского взаимодействия на всей выборке показал следующее. Общий показатель ЭК положительно связан только с чувствами матери, возникающими при взаимодействии с ребенком и отношением к себе как родителю отца. Более высокие показатели ЭК наблюдаются у дошкольников, матери которых испытывают удовольствие при взаимодействии с ребенком, а отцы положительно оценивают себя как родителя.
Среди отдельных компонентов ЭК наиболее тесные связи обнаружены с особенностями детско-родительского отношения и взаимодействия у эмоциональной идентификации, саморегуляции эмоций и тревожности. Отдельные связи с эмоциональными характеристиками детско-родительского взаимодействия были выявлены у показателя экспрессии, тогда как у эмпатии и рефлексии связей выявлено не было.
Анализ взаимосвязей детско-родительских отношений с параметрами идентификации эмоций позволил обнаружить, что предиктором общего показателя идентификации эмоций является способность матери к сопереживанию, т.е. ее эмпатия.
Исследование взаимосвязей эмоциональной саморегуляции дошкольников и детско-родительских отношений показало, что предиктором большей частоты использования конструктивных стратегий эмоциональной саморегуляции дошкольниками является положительное отношение к себе как родителю и стремление к телесному контакту с ребенком у матерей, а у отцов предиктором частоты конструктивных стратегий является позитивный эмоциональный фон при взаимодействии с ребенком.
Изучение взаимосвязей тревожности дошкольника и детско-родительских отношений обнаружило, что более низкий уровень интегрального показателя тревожности ребенка характерен при большей ориентации на состояние ребенка матери и отца, близком эмоциональном контакте с отцом и низким уровнем конфликтности в семье.
Анализ взаимосвязей экспрессии эмоций детей показал, что более низкий уровень эмоциональной экспрессии связан с восприятием отношений в семье как конфликтных.
Сравнительный анализ взаимосвязи ЭК и ее компонентов с характеристиками эмоционального взаимодействия родителей отдельно в группах мальчиков и девочек показал, что у девочек показатели ЭК в большей степени связаны с характеристиками взаимодействия матери, чем отца, тогда как у мальчиков различные компоненты ЭК связаны с характеристиками обоих родителей. В целом, более высокий уровень эмоциональной компетентности дошкольника связан позитивным отношением матери и отца, однако, развитие отдельных характеристик эмоциональной компетентности (у мальчиков – эмоциональная идентификация, экспрессия и эмпатия, а у девочек - рефлексия) связаны с отдельными характеристиками отрицательного эмоционального взаимодействия с отцом, что подчеркивает в т.ч. компенсаторный характер развития отдельных компонентов эмоциональной компетентности.
Таким образом, изучение взаимосвязей компонентов ЭК и детско-родительских отношений показало, что эмоциональная идентификация, саморегуляция и тревожность в наибольшей степени связана с показателями эмоционального детско-родительского взаимодействия. Анализ взаимосвязей ЭК и ее компонентов с характеристиками эмоционального взаимодействия родителей отдельно в группах мальчиков и девочек выявил существенные различия во взаимосвязях – различные компоненты эмоциональной компетентности связаны с разными характеристиками детско-родительского эмоционального взаимодействия.
Результаты второго блока исследования:
Регрессионный анализ, проведенный на всей выборке, выявил характеристики семейного взаимодействия, которые можно рассматривать в качестве предикторов интерперсональной ЭК старших дошкольников (процент дисперсии колеблется от 13 до 32%).
Для интегративного показателя «уровень сформированности интерперсональной ЭК» выявлены 2 предиктора: ЭК лучше сформирована у дошкольников в случае достаточных требований-обязанностей к ним со стороны матерей и в случае меньшего предпочтения матерями детских качеств в ребенке. Аналогичные результаты получены для общего показателя эмоциональной идентификации: дети в целом лучше идентифицируют эмоции в случае меньшей выраженности параметров «недостаточность требований-обязанностей ребенка» и «предпочтение в ребенке детских качеств». Эмоциональная идентификация по схематичным изображениям лучше сформирована у дошкольников при менее выраженном предпочтении матерями детских качеств и при более выраженных позитивных чувствах матерей при взаимодействии с ребенком, а по фотографиям - при менее высоких показателях понимания матерями причин состояния ребенка и чрезмерности требований-запретов и при более высоких показателях по шкале «минимальность санкций». Понимание маркеров эмоциональной экспрессии лучше у детей при более высоких требованиях-обязанностях к ним и при более выраженном показателе «неразвитость родительских чувств» у матерей. Таким образом, данные для отдельных параметров эмоциональной идентификации интересны тем, что в них проявились и компенсаторные механизмы. Эмпатия более выражена при умении матери воздействовать на состояние ребенка. Наиболее связана с характеристиками семейного взаимодействия экспрессия - выявлено 4 предиктора, объясняющих 32% дисперсии. Экспрессия у детей лучше развита при более высоких показателях позитивных чувств матери при взаимодействии, реальной семейной сплоченности, позитивном эмоциональном фоне взаимодействия. В то же время выявлена отрицательная взаимосвязь экспрессии и принятия матерями своей родительской роли на высоком уровне значимости. Влияния показателя удовлетворенности матери браком на параметры интерперсональной ЭК не обнаружено.
Также был проведен регрессионный анализ в 4 группах детей: на выборках детей 5 и 6 лет, мальчиков и девочек. У детей 5 лет интерперсональная ЭК лучше сформирована [как и на всей выборке] в случае меньшего предпочтения матерями детских качеств в ребенке, а также при меньшей выраженности потворствования [что перекликается с параметром «недостаточность требований-обязанностей», значимым на всей выборке] (33% дисперсии).
У детей 6 лет интерперсональная ЭК очень тесно связана с семейным взаимодействием – 6 предикторов обусловливают 82% дисперсии ее показателя. ЭК лучше сформирована при более высоких показателях реальной семейной сплоченности и требований-обязанностей и хуже сформирована при недостаточности требований-обязанностей, фобии утраты ребенка и предпочтении женских качеств в ребенке. Неожиданным результатом оказалась отрицательная связь ЭК с удовлетворенностью матерей браком, возможно это можно объяснить через требовательность женщин. Как мы видим, требовательность женщин в роли матери позитивно связана с ЭК, в данном случае требовательность женщин проявляется в другой плоскости отношений и может выражаться в меньшей удовлетворенности браком (показатели которой в среднем у женщин нашей выборки достаточно высокие).
На выборке мальчиков выявлен только один предиктор (объясняет 15% дисперсии) – интерперсональная ЭК менее сформирована у мальчиков при большей выраженности неустойчивого стиля воспитания.
На выборке девочек выявлено 3 предиктора (объясняют 43% дисперсии). Интерперсональная ЭК менее сформирована у девочек при выраженности гиперпротекции, предпочтении детских качеств в ребенке и вынесении конфликта между супругами в сферу воспитания.
Дополнительный анализ для отдельных компонентов ЭК на выборках мальчиков и девочек выявил гендерные различия в предикторах. Так, если для общего показателя идентификации эмоций у мальчиков оказался значимым показатель «предпочтение мужских качеств» (положительная связь), то у девочек, как и на общей выборке, предиктором выступает «недостаточность требований-обязанностей ребенка» (отрицательная связь). Предиктором формирования эмпатии у мальчиков является оказание эмоциональной поддержки, а у девочек, как и на всей выборке, - умение воздействовать на состояние ребенка. Эмоциональная экспрессия у мальчиков более выражена при чрезмерности санкций, а у девочек менее выражена при неудовлетворенности матерей семейной сплоченностью и неразвитостью у них родительских чувств.
Таким образом, предикторами интерперсональной ЭК старших дошкольников являются более зрелые стилевые характеристики воспитания, связанные с оптимальным уровнем протекции (достаточность требований-обязанностей при невысокой степени запретов и санкций, отсутствие инфантилизации ребенка), параметры благополучия в эмоциональном взаимодействии матерей с детьми (позитивные чувства и эмоции при взаимодействии, умение матери воздействовать на состояние ребенка), а также реальная семейная сплоченность. Эти параметры взаимодействия оказывают конструктивное влияние на формирование компонентов интерперсональной ЭК, т.е. могут быть рассмотрены в качестве ресурсов ее формирования. При этом для формирования интерперсональной ЭК как целостного образования наиболее важны наличие требований-обязанностей к детям со стороны родителей и меньшее предпочтение детских качеств в ребенке, т.е. менее выраженная потворствующая гиперпротекция.
В то же время, как и ожидалось, наряду с прямыми взаимосвязями благополучия в семейном взаимодействии и сформированности интерперсональной ЭК выявлены и обратные, указывающие на компенсаторные механизмы в формировании как когнитивного, так и поведенческого компонентов ЭК. Так, параметры эмоциональной идентификации и экспрессия могут развиваться лучше в случае, когда мать дает меньшую обратную связь ребенку (хуже понимает причины его состояний, не так явно проявляет свои родительские чувства, меньше принимает роль родителя).
Следует также отметить, что наиболее выраженное влияние особенностей семейного взаимодействия обнаружено на поведенческий компонент ЭК (экспрессию). Уточним, что в нашем исследовании экспрессия изучалась через оценку матерей и в свете полученных данных было бы интересно более детальное ее исследование.
Анализ возрастно-половых различий показал, что влияние семейных факторов на интерперсональную ЭК более выражено у детей 6 лет по сравнению с детьми 5 лет и у девочек по сравнению с мальчиками.
Были также выявлены семейные предикторы тревожности, страхов и самооценки дошкольников (с учетом пола ребенка). Ими оказались стилевые характеристики воспитания и психологические особенности матерей, связанные с воспитанием. Так, более зрелые стилевые характеристики воспитания (связанные с более низкими значениями показателей чрезмерности санкций, игнорировании потребностей ребенка и проекции на ребенка собственных нежелательных качеств) выступают предикторами умеренной тревожности и отсутствия ярко выраженных страхов. В то же время выявлено снижение тревожности и страхов у детей при ряде факторов, которые не являются показателями зрелости стилевых характеристик воспитания. К ним относятся гиперпротекция, расширение сферы родительских чувств и неразвитость родительских чувств. Первые 2 параметра указывают на эмоциональную включенность и некоторую мягкость матерей. Также можно говорить о компенсаторном механизме – по нашим данным тревожность менее выражена при вынесении конфликта между супругами в сферу воспитания. Самооценка детей оказалась выше при большей требовательности матерей.
Общие выводы по результатам основных блоков исследования в части семейных факторов:
1.Для формирования ЭК дошкольников содержательные характеристики семьи более значимы по сравнению со структурными.
2.Предикторами ЭК в целом являются характеристики эмоционального принятия обоих родителей, а интерперсональной ЭК – зрелости стилевых характеристик воспитания матерей.
3.Влияние характеристик семейного взаимодействия на ЭК дошкольников опосредовано возрастно-половыми факторами. Так, у девочек показатели ЭК в большей степени связаны с характеристиками взаимодействия матери, чем отца, тогда как у мальчиков различные компоненты ЭК связаны с характеристиками обоих родителей. Для интерперсональной компетентности влияние характеристик семейного взаимодействия более значимо у детей 6 лет по сравнению с детьми 5 лет и у девочек по сравнению с мальчиками.
Задача 6. Разработка программы развития эмоциональной компетентности дошкольников.
С целью формирования ЭК дошкольников была разработана программа развивающих занятий с детьми, представляющая собой цикл из 12 занятий по 30 минут.
Программа предназначена для детей старшего дошкольного возраста (5-7 лет).
Программа предполагает следующую последовательность: развитие когнитивного блока ЭК, затем поведенческого и наконец, аффективно-личностного. При этом в когнитивном и поведенческом блоках сначала формируем компоненты интерперсональной направленности, затем интраперсональной. Что касается аффективно-личностного блока, то там можно изменить последовательность и перейти к интерперсональному компоненту эмпатии в конце, т.к. эмпатия – это сложный компонент ЭК, который включает в себя многие другие умения.
Структура программы:
1.Развитие идентификации эмоций – 2 занятия
2.Развитие рефлексии эмоций – 2 занятия 
3.Развитие эмоциональной экспрессии – 1 занятие
4.Развитие эмоциональной саморегуляции – 2 занятия
5.Работа с тревожностью и страхами детей – 3 занятия
6.Развитие эмпатии – 2 занятия.
Занятия включают приветствие, тематические упражнения и игры и подведение итогов. Форма проведения – групповая, оптимальное количество детей в группе – 8-10 человек.
Публикации:
По результатам исследования за 2 года подготовлены 1 статья Scopus/Wos, 9 статей ВАК, 1 статья РИНЦ, 12 тезисов и рукопись монографии.Так, в 2018 году по проекту подготовлены 4 статьи ВАК, 1 статья РИНЦ и 6 тезисов.В 2019 году по проекту подготовлены 1 статья Scopus/Wos, 5 статей ВАК, 6 тезисов и рукопись монографии.

основные результаты по этапу (подробно)

Задача 1. Проведение исследования эмоциональной компетентности и семейных факторов, влияющих на нее в дошкольном возрасте [выборка: 33 диады мать-ребенок (общая выборка за 2 года – 200 детей и их родители, уже проведено исследование на выборке 167 детей)]. Математико-статистическая обработка результатов.
Проведено исследование эмоциональной компетентности старших дошкольников и влияющих на нее возрастно-половых и семейных факторов на общей выборке 223 старших дошкольников (113 мальчиков и 110 девочек) и 298 родителей (223 матери и 75 отцов). Проведена математико-статистическая обработка результатов.
Первый блок был направлен на изучение возрастно-половых и семейных факторов эмоциональной компетентности дошкольников в целом, включая интерперсональную и интраперсональную ЭК. В нем принимали участие матери и отцы дошкольников.
Второй блок был направлен на изучение возрастно-половых и семейных факторов интерперсональной эмоциональной компетентности, а также маркеров эмоциональной компетентности. В нем принимали участие матери дошкольников, но задачей было комплексное и более детальное изучение параметров семейного взаимодействия.
Также был проведен третий, дополнительный блок исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников в связи с детско-родительскими отношениями с целью апробации разработанного комплекса методик для ее изучения.
Представим дизайн первого блока исследования.
В исследовании приняли участие 93 дошкольника (47 мальчиков и 46 девочек) в возрасте 5-7 лет (средний возраст - 6,0 лет), посещавшие ГБДОУ № 32 г. Санкт-Петербурга и их родители (93 матери и 72 отца). По возрасту было выделено 2 группы детей: дети 5 лет – 49 детей (24 мальчика и 25 девочек) и дети 6-7 лет – 44 человека (22 мальчика и 22 девочки). Что касается структурных характеристик семьи, то 77 детей (83%) из полных семей, 16 детей (17%) из неполных семей. 42 ребенка (45%) имеют сиблинга, 51 ребенок (55%) – единственный в семье. Возраст матерей – от 24 до 47 лет (средний возраст – 32 года). Возраст отцов – от 27 до 53 лет (средний возраст – 37 лет). Уровень образования родителей: 64 матери (69%) имеют высшее образование, 29 матерей (31%) имеют среднее образование; 36 отцов (50%) имеют высшее образование и столько же, соответственно, среднее образование.
Для изучения компонентов ЭК использовались методики «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой в модификации (для изучения идентификации и эмоциональной экспрессии), Диагностическая беседа «Актуализация эмоционального опыта», разработанная Н.Н. Смирновой; Проективная рисуночная методика диагностики эмпатии Т.П. Авдуловой, методический комплекс для исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников Н.Н. Смирновой, С.С. Савенышевой, проективный тест тревожности Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен, проективные рисуночные тесты «Дом-Дерево-Человек» Дж. Бука и «Рисунок семьи». Данные этих методик обобщались в интегративный показатель «уровень эмоциональной компетентности», также подсчитывался общий показатель интраперсональной эмоциональной компетентности (в дополнение к результатам про интерперсональную компетентность первого блока). Для изучения семейных факторов использовались опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, упомянутый выше проективный рисуночный тест «Рисунок семьи» и социально-демографическая анкета.
Математическая обработка данных осуществлялась с помощью программы IBM SPSS Statistics 21: описательная статистика, однофакторный дисперсионный анализ по факторам пола, структуры семьи (полная/неполная), наличия сиблингов, регрессионный анализ (для выявления семейных предикторов ЭК).
Представим дизайн второго блока исследования.
Исследование проводилось на базах ГБДОУ №120 и ГАДОУ №53 г. Санкт-Петербурга. В нем приняли участие 80 диад мать-ребенок (38 мальчиков и 42 девочки), возраст детей - от 5 до 6 лет, средний возраст 5 лет 4 мес. По возрасту было выделено 2 группы детей: дети 5 лет - 44 ребенка (20 мальчиков и 24 девочки) и дети 6 лет – 36 детей (18 мальчиков и 18 девочек). Что касается структурных характеристик семьи, то 67 детей (84%) из полных семей, 13 детей (16%) из неполных семей. 53 ребенка (66%) имеют сиблингов и 27 детей (34%) - единственные в семье. Возраст матерей – от 24 до 58 лет, средний возраст – 35 лет. 80% матерей имеют высшее образование, 4% - незаконченное высшее образование, 15% - средне специальное образование и 1% среднее.
Для изучения интерперсональной эмоциональной компетентности применялись методики «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой, «Неоконченные рассказы» Т.П. Гавриловой (на эмпатию) и анкета-опросник для родителей «Представления родителей об эмоциональных особенностях ребенка» Е.И. Изотовой (для изучения эмоциональной экспрессии». По показателям этих методик мы определяли уровни сформированности трех компонентов ЭК (идентификация эмоций, эмпатия и экспрессия) и сводили их в интегративный показатель – уровень сформированности интерперсональной ЭК: 1 – низкий, 2 – средний и 3 – высокий. Для изучения маркеров ЭК применялись методика «Лесенка» В.Г. Щур в модификации 7 ступенек (для изучения самооценки), проективный тест тревожности Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен и тест А.И.Захарова, М.Панфиловой для выявления страхов у детей. Для комплексного изучения семейных факторов применялись опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г.Эйдемиллера, В.В.Юстицкиса для родителей детей в возрасте 3-10 лет, опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-III) Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави в адаптации Э.Г. Эйдемиллера, тест на удовлетворенность браком Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана и Е.М. Дубовской, социально-демографическая анкета.
Математическая обработка данных осуществлялась с помощью программы IBM SPSS Statistics 21: описательная статистика, дисперсионный анализ по факторам пола, структуры семьи (полная/неполная), наличия сиблингов, метод множественных сравнений Шеффе (для выявления различий между группами детей с 3 уровнями интерперсональной эмоциональной компетентности), множественный регрессионный анализ (для выявления семейных предикторов интерперсональной эмоциональной компетентности и маркеров эмоциональной компетентности), а также корреляционный анализ по Спирмену для выявления взаимосвязей между компонентами и маркерами эмоциональной компетентности.
Представим дизайн третьего, дополнительного блока исследования, направленного на апробацию разработанного Смирновой Н.Н. и Савенышевой С.С. комплекса методик для изучения эмоциональной саморегуляции и выявления ее взаимосвязей с детско-родительскими отношениями. Всего в исследовании приняло участие 143 дошкольника в возрасте 5-7 лет (средний возраст 6,0 лет), из которых 75 мальчиков и 68 девочек; 218 родителей (143 матери и 75 отцов) и 8 воспитателей, проживающих в Санкт-Петербурге (сюда вошли 93 дошкольника из выборки второго блока и еще 50 дошкольников). Кроме «Диагностики эмоциональной саморегуляции дошкольника» в исследовании использовались методики для изучения детско-родительских отношений. Так, на выборке 171 родитель (96 матерей и 75 отцов) использовался опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) А.И. Захаровой, а на выборке 47 матерей использовалась методика «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Эйдемиллера, Юстицкиса.
Задача 2. Продолжение апробации разработанных методик для изучения эмоциональной саморегуляции детей и общего методического комплекса, направленного на эмпирическое исследование модели эмоциональной компетентности дошкольников, включающей такие компоненты как идентификация эмоций, эмпатия, эмоциональная экспрессия, рефлексия и саморегуляция.
Методический комплекс для изучения эмоциональной компетентности и анализа влияющих на нее семейных факторов апробирован на общей выборке 223 старших дошкольников и 298 родителей.
Он состоит из следующих блоков методик:
Диагностика компонентов эмоциональной компетентности:
1. Методика «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой для изучения идентификации эмоций (по схематичным изображениям, фотографиям и включая понимание/выделение маркеров эмоциональной экспрессии), а также эмоциональной экспрессии;
2. Диагностическая беседа «Актуализация эмоционального опыта», разработанная Н.Н. Смирновой;
3. Проективная рисуночная методика диагностики эмпатии Т.П. Авдуловой и/или методика «Неоконченные рассказы» Т.П. Гавриловой для изучения эмпатии;
4. Проективный тест тревожности Тэммл-Дорки-Амен и/или 2 проективных рисуночных теста «Дом-Дерево-Человек» Дж. Бука и «Рисунок семьи» для изучения тревожности;
5. Анкета-опросник для родителей «Представления родителей об эмоциональных особенностях ребенка» Е.И. Изотовой для изучения эмоциональной экспрессии;
6. Разработанный Н.Н. Смирновой и С.С. Савенышевой методический комплекс «Диагностика эмоциональной саморегуляции дошкольника», включающий проективную методику диагностики эмоциональной саморегуляции у детей и 2 анкеты для родителей и воспитателей для диагностики эмоциональной саморегуляции детей;
Диагностика маркеров эмоциональной компетентности:
1. Методика «Лесенка» В.Г. Щур в модификации 7 ступенек для изучения самооценки;
2. Тест А.И.Захарова, М.Панфиловой для выявления страхов у детей.
Для комплексного изучения семейных факторов были использованы:
1. Опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г. Эйдемиллера, В.В. Юстицкиса для родителей детей в возрасте 3-10 лет – шкалы на стилевые характеристики воспитания и на психологические особенности матерей, влияющие на воспитание;
2. Опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия (ОДРЭВ) Е.И. Захаровой, выявляющий параметры по 3 блокам: чувствительности к ребенку, его эмоционального принятия и поведенческих проявлений.
3. Шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-III) Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави в адаптации Э.Г. Эйдемиллера для изучения двух интегральных характеристик семейного функционирования;
4. Тест на удовлетворенность браком Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана и Е.М. Дубовской.
5. Социально-демографическая анкета.
Разработанный в рамках проекта Н.Н. Смирновой и С.С. Савенышевой методический комплекс для исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников апробировался на выборке 143 старших дошкольников и 218 родителей.
Проективная методика для детей состоит из рисунков 9 наиболее распространенных сложных эмоциональных фрустрирующих ситуаций и 18 способов эмоциональной саморегуляции (отдельно для мальчиков и девочек). На каждую ситуацию ребенку предлагалось выбрать 3 наиболее распространенные стратегии, которые использует ребенок на картинке, а далее из них выбрать наиболее эффективную. Анкета для родителей включает в себя 13 ситуаций и 13 способов саморегуляции, для воспитателей – 6 ситуаций и 10 способов саморегуляции. Обработка результатов: стратегии эмоциональной саморегуляции нами разделялись по нескольким критериям: интеллектуальные/эмоциональные/поведенческие; конструктивные/ неконструктивные; внешне ориентированные/внутренние. Анализ показал наличие взаимосвязи ответов родителей и воспитателей, однако слабую связанность с результатами методики для дошкольников. Это может частично объясняться тем, что у дошкольников в методике представлено большее количество фрустрирующих ситуаций.
Задача 3. Анализ уровня сформированности эмоциональной компетентности и ее отдельных компонентов в связи с факторами структуры семьи. Выявление содержательных характеристик семьи, которые могут выступать предикторами формирования эмоциональной компетентности у дошкольников с учетом возрастно-половых факторов.
Проанализировано влияние структурных характеристик семьи (полная/неполная семья и наличие сиблингов) на уровень сформированности эмоциональной компетентности [далее ЭК] и и ее отдельных компонентов. В связи с тем, что в наших выборках было очень мало семей более чем с 2 детьми, показатель «количество детей» не дал никакой дополнительной информации по сравнению с показателем «наличие сиблингов».
Основной результат этой части исследования заключается в том, что структурные характеристики семьи практически не оказывают влияние на формирование ЭК старших дошкольников. Так, по данным первого блока исследования значимых различий в общем показателе ЭК и в показателях всех изучаемых 6 компонентов ЭК не выявлено. По данным второго блока исследования интерперсональной ЭК ситуация аналогичная – нет значимых различий ни в интегративном показателе, ни по 3 отдельным компонентам. Что касается маркеров ЭК, то различий в показателях самооценки и тревожности детей в связи с факторами структуры семьи также не выявлено. Единственное различие в страхах детей выявлено по параметру «медицинские страхи» - у детей, имеющих сиблингов, более выражены медицинские страхи, чем у единственных детей в семье. Возможно, имея брата или сестру, ребенок чаще сталкивается с ситуациями, провоцирующими эти страхи.
Следует отметить, что отсутствие значимых различий по параметру полная/неполная семья может быть связано с тем, что в наших выборках небольшой процент неполных семей (16%-17%).
Выявлены содержательные характеристики семьи, которые могут выступать предикторами формирования ЭК дошкольников (с учетом возрастно-половых факторов).
Результаты первого блока исследования:
Анализ взаимосвязей ЭК дошкольников и эмоционального детско-родительского взаимодействия на всей выборке показал следующее. Общий показатель ЭК положительно связан только с чувствами матери, возникающими при взаимодействии с ребенком и отношением к себе как родителю отца. Более высокие показатели ЭК наблюдаются у дошкольников, матери которых испытывают удовольствие при взаимодействии с ребенком, а отцы положительно оценивают себя как родителя.
Среди отдельных компонентов ЭК наиболее тесные связи обнаружены с особенностями детско-родительского отношения и взаимодействия у эмоциональной идентификации, саморегуляции эмоций и тревожности. Отдельные связи с эмоциональными характеристиками детско-родительского взаимодействия были выявлены у показателя экспрессии, тогда как у эмпатии и рефлексии связей выявлено не было.
Анализ взаимосвязей детско-родительских отношений с параметрами идентификации эмоций позволил обнаружить, что предиктором общего показателя идентификации эмоций является способность матери к сопереживанию, т.е. ее эмпатия.
Исследование взаимосвязей эмоциональной саморегуляции дошкольников и детско-родительских отношений показало, что предиктором большей частоты использования конструктивных стратегий эмоциональной саморегуляции дошкольниками является положительное отношение к себе как родителю и стремление к телесному контакту с ребенком у матерей, а у отцов предиктором частоты конструктивных стратегий является позитивный эмоциональный фон при взаимодействии с ребенком.
Изучение взаимосвязей тревожности дошкольника и детско-родительских отношений обнаружило, что более низкий уровень интегрального показателя тревожности ребенка характерен при большей ориентации на состояние ребенка матери и отца, близком эмоциональном контакте с отцом и низким уровнем конфликтности в семье.
Анализ взаимосвязей экспрессии эмоций детей показал, что более низкий уровень эмоциональной экспрессии связан с восприятием отношений в семье как конфликтных.
Сравнительный анализ взаимосвязи ЭК и ее компонентов с характеристиками эмоционального взаимодействия родителей отдельно в группах мальчиков и девочек показал, что у девочек показатели ЭК в большей степени связаны с характеристиками взаимодействия матери, чем отца, тогда как у мальчиков различные компоненты ЭК связаны с характеристиками обоих родителей. В целом, более высокий уровень эмоциональной компетентности дошкольника связан позитивным отношением матери и отца, однако, развитие отдельных характеристик эмоциональной компетентности (у мальчиков – эмоциональная идентификация, экспрессия и эмпатия, а у девочек - рефлексия) связаны с отдельными характеристиками отрицательного эмоционального взаимодействия с отцом, что подчеркивает в т.ч. компенсаторный характер развития отдельных компонентов эмоциональной компетентности.
Таким образом, изучение взаимосвязей компонентов ЭК и детско-родительских отношений показало, что эмоциональная идентификация, саморегуляция и тревожность в наибольшей степени связана с показателями эмоционального детско-родительского взаимодействия. Анализ взаимосвязей ЭК и ее компонентов с характеристиками эмоционального взаимодействия родителей отдельно в группах мальчиков и девочек выявил существенные различия во взаимосвязях – различные компоненты эмоциональной компетентности связаны с разными характеристиками детско-родительского эмоционального взаимодействия.
Результаты второго блока исследования:
Регрессионный анализ, проведенный на всей выборке, выявил характеристики семейного взаимодействия, которые можно рассматривать в качестве предикторов интерперсональной ЭК старших дошкольников (процент дисперсии колеблется от 13 до 32%).
Для интегративного показателя «уровень сформированности интерперсональной ЭК» выявлены 2 предиктора: ЭК лучше сформирована у дошкольников в случае достаточных требований-обязанностей к ним со стороны матерей и в случае меньшего предпочтения матерями детских качеств в ребенке. Аналогичные результаты получены для общего показателя эмоциональной идентификации: дети в целом лучше идентифицируют эмоции в случае меньшей выраженности параметров «недостаточность требований-обязанностей ребенка» и «предпочтение в ребенке детских качеств». Эмоциональная идентификация по схематичным изображениям лучше сформирована у дошкольников при менее выраженном предпочтении матерями детских качеств и при более выраженных позитивных чувствах матерей при взаимодействии с ребенком, а по фотографиям - при менее высоких показателях понимания матерями причин состояния ребенка и чрезмерности требований-запретов и при более высоких показателях по шкале «минимальность санкций». Понимание маркеров эмоциональной экспрессии лучше у детей при более высоких требованиях-обязанностях к ним и при более выраженном показателе «неразвитость родительских чувств» у матерей. Таким образом, данные для отдельных параметров эмоциональной идентификации интересны тем, что в них проявились и компенсаторные механизмы. Эмпатия более выражена при умении матери воздействовать на состояние ребенка. Наиболее связана с характеристиками семейного взаимодействия экспрессия - выявлено 4 предиктора, объясняющих 32% дисперсии. Экспрессия у детей лучше развита при более высоких показателях позитивных чувств матери при взаимодействии, реальной семейной сплоченности, позитивном эмоциональном фоне взаимодействия. В то же время выявлена отрицательная взаимосвязь экспрессии и принятия матерями своей родительской роли на высоком уровне значимости. Влияния показателя удовлетворенности матери браком на параметры интерперсональной ЭК не обнаружено.
Также был проведен регрессионный анализ в 4 группах детей: на выборках детей 5 и 6 лет, мальчиков и девочек. У детей 5 лет интерперсональная ЭК лучше сформирована [как и на всей выборке] в случае меньшего предпочтения матерями детских качеств в ребенке, а также при меньшей выраженности потворствования [что перекликается с параметром «недостаточность требований-обязанностей», значимым на всей выборке] (33% дисперсии).
У детей 6 лет интерперсональная ЭК очень тесно связана с семейным взаимодействием – 6 предикторов обусловливают 82% дисперсии ее показателя. ЭК лучше сформирована при более высоких показателях реальной семейной сплоченности и требований-обязанностей и хуже сформирована при недостаточности требований-обязанностей, фобии утраты ребенка и предпочтении женских качеств в ребенке. Неожиданным результатом оказалась отрицательная связь ЭК с удовлетворенностью матерей браком, возможно это можно объяснить через требовательность женщин. Как мы видим, требовательность женщин в роли матери позитивно связана с ЭК, в данном случае требовательность женщин проявляется в другой плоскости отношений и может выражаться в меньшей удовлетворенности браком (показатели которой в среднем у женщин нашей выборки достаточно высокие).
На выборке мальчиков выявлен только один предиктор (объясняет 15% дисперсии) – интерперсональная ЭК менее сформирована у мальчиков при большей выраженности неустойчивого стиля воспитания.
На выборке девочек выявлено 3 предиктора (объясняют 43% дисперсии). Интерперсональная ЭК менее сформирована у девочек при выраженности гиперпротекции, предпочтении детских качеств в ребенке и вынесении конфликта между супругами в сферу воспитания.
Дополнительный анализ для отдельных компонентов ЭК на выборках мальчиков и девочек выявил гендерные различия в предикторах. Так, если для общего показателя идентификации эмоций у мальчиков оказался значимым показатель «предпочтение мужских качеств» (положительная связь), то у девочек, как и на общей выборке, предиктором выступает «недостаточность требований-обязанностей ребенка» (отрицательная связь). Предиктором формирования эмпатии у мальчиков является оказание эмоциональной поддержки, а у девочек, как и на всей выборке, - умение воздействовать на состояние ребенка. Эмоциональная экспрессия у мальчиков более выражена при чрезмерности санкций, а у девочек менее выражена при неудовлетворенности матерей семейной сплоченностью и неразвитостью у них родительских чувств.
Таким образом, предикторами интерперсональной ЭК старших дошкольников являются более зрелые стилевые характеристики воспитания, связанные с оптимальным уровнем протекции (достаточность требований-обязанностей при невысокой степени запретов и санкций, отсутствие инфантилизации ребенка), параметры благополучия в эмоциональном взаимодействии матерей с детьми (позитивные чувства и эмоции при взаимодействии, умение матери воздействовать на состояние ребенка), а также реальная семейная сплоченность. Эти параметры взаимодействия оказывают конструктивное влияние на формирование компонентов интерперсональной ЭК, т.е. могут быть рассмотрены в качестве ресурсов ее формирования. При этом для формирования интерперсональной ЭК как целостного образования наиболее важны наличие требований-обязанностей к детям со стороны родителей и меньшее предпочтение детских качеств в ребенке, т.е. менее выраженная потворствующая гиперпротекция.
В то же время, как и ожидалось, наряду с прямыми взаимосвязями благополучия в семейном взаимодействии и сформированности интерперсональной ЭК выявлены и обратные, указывающие на компенсаторные механизмы в формировании как когнитивного, так и поведенческого компонентов ЭК. Так, параметры эмоциональной идентификации и экспрессия могут развиваться лучше в случае, когда мать дает меньшую обратную связь ребенку (хуже понимает причины его состояний, не так явно проявляет свои родительские чувства, меньше принимает роль родителя).
Следует также отметить, что наиболее выраженное влияние особенностей семейного взаимодействия обнаружено на поведенческий компонент ЭК (экспрессию). Уточним, что в нашем исследовании экспрессия изучалась через оценку матерей и в свете полученных данных было бы интересно более детальное ее исследование.
Анализ возрастно-половых различий показал, что влияние семейных факторов на интерперсональную ЭК более выражено у детей 6 лет по сравнению с детьми 5 лет и у девочек по сравнению с мальчиками.
Были также выявлены семейные предикторы тревожности, страхов и самооценки дошкольников (с учетом пола ребенка). Ими оказались стилевые характеристики воспитания и психологические особенности матерей, связанные с воспитанием. Так, более зрелые стилевые характеристики воспитания (связанные с более низкими значениями показателей чрезмерности санкций, игнорировании потребностей ребенка и проекции на ребенка собственных нежелательных качеств) выступают предикторами умеренной тревожности и отсутствия ярко выраженных страхов. В то же время выявлено снижение тревожности и страхов у детей при ряде факторов, которые не являются показателями зрелости стилевых характеристик воспитания. К ним относятся гиперпротекция, расширение сферы родительских чувств и неразвитость родительских чувств. Первые 2 параметра указывают на эмоциональную включенность и некоторую мягкость матерей. Также можно говорить о компенсаторном механизме – по нашим данным тревожность менее выражена при вынесении конфликта между супругами в сферу воспитания. Самооценка детей оказалась выше при большей требовательности матерей.
Задача 4. Обобщение результатов исследования.
Проведено обобщение результатов исследования. Разработан концепт эмоциональной компетентности дошкольников, который рассматривается как набор ключевых навыков, важных для психоэмоционального благополучия ребенка и его социальной адаптации. Предложены и апробированы его модель и психодиагностический комплекс, направленный на исследование эмоциональной компетентности дошкольников как целостное образование. Первоначальная модель включала компоненты (идентификация эмоций, эмпатия, эмоциональная экспрессия, рефлексия эмоций, эмоциональная саморегуляция) и маркеры эмоциональной компетентности (высокая адекватная самооценка, умеренная тревожность и отсутствие ярко выраженных страхов).
В результате эмпирической проверки модель эмоциональной компетентности дошкольников модифицирована – тревожность рассматривается не как маркер, а как компонент. В результате модель содержит 6 компонентов на пересечении двух измерений: интерперсональная/интраперсональная направленность и когнитивный/аффективно-личностный/поведенческий блоки. Компоненты интерперсональной направленности: идентификация эмоций (когнитивный блок), эмпатия (аффективно-личностный блок) и эмоциональная экспрессия (поведенческий блок). Компоненты интраперсональной направленности: эмоциональная рефлексия (когнитивный блок), умеренная тревожность (аффективно-личностный блок) и эмоциональная саморегуляция (поведенческий блок).
Общие выводы в части возрастно-половых факторов ЭК:
Более детальный микровозрастной анализ первого блока исследования выявил прирост общего уровня ЭК от 5 к 7 годам. Анализ отдельных компонентов показал постепенный рост показателей эмоциональной идентификации, эмпатии, тревожности, эмоциональной саморегуляции. В уровне рефлексии и экспрессии эмоций значимых микровозрастных различий обнаружено не было.
Анализ по фактору пола не обнаружил различий в уровне общего показателя ЭК, но выявил, что у девочек выше общий показатель интерперсональной ЭК, выше уровень эмпатии, рефлексии и саморегуляции. Обнаружены половые различия в маркерах ЭК: у девочек по сравнению с мальчиками выше самооценка, но в то же время у девочек больше общее количество страхов и страхов разных категорий.
Общие выводы в части структуры ЭК, взаимосвязи ее компонентов и маркеров:
Анализ взаимосвязей компонентов ЭК между собой показал, что системообразующими компонентами являются, прежде всего, эмпатия, также эмоциональная идентификация. Сравнительный анализ взаимосвязей ЭК у мальчиков и девочек, а также в разных возрастных группах выявил их различия, с сохранением системообразующего фактора – эмоциональной идентификации.
Структура взаимосвязей компонентов и маркеров ЭК старших дошкольников опосредована возрастно-половыми факторами: она более интегрирована у дошкольников 6 лет по сравнению с дошкольниками 5 лет (у которых вообще нет взаимосвязей) и у мальчиков по сравнению с девочками. Выявлен различный и порой противоположный характер взаимосвязей компонентов и маркеров ЭК у мальчиков и девочек, что сказалось на том, что на общей выборке выявлены лишь положительные взаимосвязи экспрессии и страхов. Так, у мальчиков отмечается отрицательная связь эмпатии с тревожностью, а у девочек, наоборот, положительная. В отличие от девочек, у мальчиков обнаружены корреляции когнитивного компонента (эмоциональной идентификации) со страхами.
С точки зрения проверки модели ЭК наиболее существенным выводом оказалось то, что однозначной картины в плане связей компонентов и маркеров ЭК не обнаружено. По результатам корреляционного анализа однозначным маркером ЭК можно рассматривать самооценку, в то время как с тревожностью и страхами картина противоречивая. Ожидаемые нами взаимосвязи проявились на выборке мальчиков: более высокая эмпатия взаимосвязана с менее выраженными тревожностью и страхами, лучшее понимание/выделение маркеров эмоциональной экспрессии - с меньшей выраженностью страхов. В то же время на других выборках получены противоположные по смыслу закономерности, наиболее существенным из которых является то, что у девочек интерперсональная ЭК в целом и эмпатия в частности положительно коррелирует с тревожностью, а у детей 6 лет интерперсональная ЭК в целом и идентификация эмоций в частности положительно коррелирует с выраженностью страхов.
Эти данные говорят о том, что тревожность и страхи могут сочетаться с более высокой ЭК детей, с лучшим распознаванием детьми эмоций, а у девочек и с эмпатией.
Тесная интеграция тревожности и близкого ей феномена страхов с компонентами ЭК, а также характер выявленных связей приводят к выводу, что тревожность можно рассматривать не как маркер, а как компонент ЭК (наряду с эмпатией в аффективно-личностном блоке, но интраперсональная направленность). Следует уточнить, что тут очень важен определенный диапазон тревожности с учетом пола ребенка (для мальчиков его можно обозначить как «умеренный», а для девочек как «умеренно высокий»).
Общие выводы в части семейных факторов ЭК:
1. Для формирования ЭК дошкольников содержательные характеристики семьи более значимы по сравнению со структурными.
2. Предикторами ЭК в целом являются характеристики эмоционального принятия обоих родителей, а интерперсональной ЭК – зрелости стилевых характеристик воспитания матерей.
3. Влияние характеристик семейного взаимодействия на ЭК дошкольников опосредовано возрастно-половыми факторами. Так, у девочек показатели ЭК в большей степени связаны с характеристиками взаимодействия матери, чем отца, тогда как у мальчиков различные компоненты ЭК связаны с характеристиками обоих родителей. Для интерперсональной компетентности влияние характеристик семейного взаимодействия более значимо у детей 6 лет по сравнению с детьми 5 лет и у девочек по сравнению с мальчиками.
Задача 5. Разработка программы развития эмоциональной компетентности дошкольников.
С целью формирования ЭК дошкольников была разработана программа развивающих занятий с детьми, представляющая собой цикл из 12 занятий по 30 минут.
Программа предназначена для детей старшего дошкольного возраста (5-7 лет).
Программа предполагает следующую последовательность: развитие когнитивного блока ЭК, затем поведенческого и наконец, аффективно-личностного. При этом в когнитивном и поведенческом блоках сначала формируем компоненты интерперсональной направленности, затем интраперсональной. Что касается аффективно-личностного блока, то там можно изменить последовательность и перейти к интерперсональному компоненту эмпатии в конце, т.к. эмпатия – это сложный компонент ЭК, который включает в себя многие другие умения.
Структура программы:
1. Развитие идентификации эмоций – 2 занятия
2. Развитие рефлексии эмоций – 2 занятия
3. Развитие эмоциональной экспрессии – 1 занятие
4. Развитие эмоциональной саморегуляции – 2 занятия
5. Работа с тревожностью и страхами детей – 3 занятия
6. Развитие эмпатии – 2 занятия
Занятия включают приветствие, тематические упражнения и игры и подведение итогов. Форма проведения – групповая, оптимальное количество детей в группе – 8-10 человек.
Задача 6. Подготовка 1 статьи Scopus/Wos, 5 статей ВАК, 6 тезисов и рукописи монографии.
Опубликованы 1 статья Scopus/Wos, 5 статей ВАК, 6 тезисов, подготовлена рукопись монографии.

основные результаты по этапу (кратко)

1.Проведено исследование эмоциональной компетентности старших дошкольников и влияющих на нее возрастно-половых и семейных факторов на общей выборке 223 старших дошкольников (113 мальчиков и 110 девочек) и 298 родителей (223 матери и 75 отцов). Проведена математико-статистическая обработка результатов.
2.Методический комплекс для изучения эмоциональной компетентности и анализа влияющих на нее семейных факторов апробирован на общей выборке 223 старших дошкольников и 298 родителей. Был проведен дополнительный блок исследования эмоциональной саморегуляции дошкольников в связи с детско-родительскими отношениями с целью апробации разработанного комплекса методик для ее изучения на выборке 143 старших дошкольников и 218 родителей.
3.Проанализирован уровень сформированности эмоциональной компетентности и ее отдельных компонентов в связи с факторами структуры семьи – обнаружено незначительное влияние структурных характеристик семьи на эмоциональную компетентность детей. При этом выявлены содержательные характеристики семьи, которые могут выступать предикторами формирования эмоциональной компетентности у дошкольников с учетом возрастно-половых факторов.
4.Проведено обобщение результатов исследования. Модель эмоциональной компетентности модифицирована – она содержит 6 компонентов на пересечении двух измерений: интерперсональная/интраперсональная направленность и когнитивный/аффективно-личностный/поведенческий блоки. Компоненты интерперсональной направленности: идентификация эмоций (когнитивный блок), эмпатия (аффективно-личностный блок) и эмоциональная экспрессия (поведенческий блок). Компоненты интраперсональной направленности: эмоциональная рефлексия (когнитивный блок), умеренная тревожность (аффективно-личностный блок) и эмоциональная саморегуляция (поведенческий блок). Сделаны общие выводы по результатам основных блоков исследования в части семейных факторов:
- Для формирования эмоциональной компетентности дошкольников содержательные характеристики семьи более значимы по сравнению со структурными.
- Предикторами эмоциональной компетентности в целом являются характеристики эмоционального принятия обоих родителей, а интерперсональной эмоциональной компетентности – зрелости стилевых характеристик воспитания матерей.
- Влияние характеристик семейного взаимодействия на эмоциональную компетентность дошкольников опосредовано возрастно-половыми факторами. Так, у девочек показатели эмоциональной компетентности в большей степени связаны с характеристиками взаимодействия матери, чем отца, тогда как у мальчиков различные компоненты эмоциональной компетентности связаны с характеристиками обоих родителей. Для интерперсональной компетентности влияние характеристик семейного взаимодействия более значимо у детей 6 лет по сравнению с детьми 5 лет и у девочек по сравнению с мальчиками.
5.Разработана программа развивающих занятий для старших дошкольников с целью формирования эмоциональной компетентности, представляющая собой цикл из 12 занятий по 30 минут.
6.Подготовлены 1 статья Scopus/Wos, 5 статей ВАК, 6 тезисов и рукопись монографии.

описание вклада в работу каждого из участников, допустима оценка в процентах (учётная форма ЦИТиС)

Василенко Виктория Евгеньевна – 35%
Савенышева Светлана Станиславовна – 30%
Сергуничева Надежда Александровна – 15%
Смирнова Наталья Николаевна – 20%
Короткий заголовок__
АкронимRFBR_a_2018 - 2
СтатусЗавершено
Действительная дата начала/окончания20/03/1915/12/19

Ключевые слова

  • дошкольный возраст
  • эмоциональная компетентность
  • интерперсональные, интраперсональные компоненты и маркеры эмоциональной компетентности
  • идентификация эмоций
  • эмпатия
  • экспрессия
  • саморегуляция
  • рефлексия
  • самооценка
  • тревожность
  • страхи
  • структура семьи
  • детско-родительское взаимодействие