История Петербургской психологической школы (1941-1991): архивные разыскания и изучение источников: 2019 г. этап 3

Проект: исполнение гранта/договораисполнение этапа гранта/договора

Сведения о проекте

описание

Цель исследования - пополнение источниковедческой базы историко-научных исследований по психологии, обобщение, систематизация новых данных в сопоставлении с ранее известными фактами, что позволит обновить устоявшиеся представления о научном вкладе Петербургской школы, вкладе отдельных ее деятелях и институций, а, возможно, более обоснованно утвердить или даже изменить эти представления.








основные результаты по проекту в целом

Проект был рассчитан на три года. Обследование архивов Сакт-Петербурга, включая домашние составляла цель и был конкретизирована в годовых планах 2017-2019.
Полученные результаты. В процессе работы по проекту удалось обнаружить и скопировать вручную десятки протоколов заседаний кафедры психологии первых лет существования отделения психологии в ЛГУ (1944-1951). В них отражены организационные вопросы, тематика научных работ, стиль руководства кафедрой и стиль взаимоотношений ее сотрудников, аспирантов и студентов. Известные ныне ученые предстали в качестве студентов и аспирантов со своими отчетами и темами НИР ( Л.М. Веккер, Е.С. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, И.М. Палей и др.).
В этих и других документах отражена самоотверженная работа Б.Г. Ананьева и его сотрудников по созданию научно-образовательного центра по психологии в ЛГУ (СПбГУ ныне), который стал ядром Петербургской психологической школы Ананьева, а период 1944-1980 можно по праву назвать ананьевским периодом существования петербургской психологической школы.
По документам архива можно представить политическую обстановку, неуклонность партийного руководства наукой и образованием в каждой ячейке этих институтов. Так, вменялось в обязанности непременное обсуждение в коллективе новой работы Сталина о языкознанию, новых постановлений или решений ВКП(б) и правительства. Соответственно появлялись рукописи критических статей и доклады в обществе «Знание» или на общем собрании коллектива ученых и преподавателей. Например, в работах В.Н. Мясищев «О реакционной сущности фрейдизма», «Критика физикализма в психологии К. Левина» явно просматривается ответ на требование партийного руководства бороться с космополитизмом в конце 1940-х гг.
История страны отразилась в военной тематике исследований и публикаций. Так, в архивном фонде В.Н. Мясищева есть несколько документов, касающихся блокады Ленинграда – «О пограничных состояниях в условиях блокады» (рукопись доклада, 1950), «О нарушениях кожной чувствительности при нервно-психических заболеваниях военного времени» (в соавторстве с А.В. Бровар, 1942). В моем личном архиве сохранилась запись выступления Б.Г. Ананьева на праздновании 25-летия Победы (1970). Она подготовлена для опубликования в 2020 г.
Общая история страны в 1956-1970 гг. способствовала развитию петербургской психологии в связи с запросами на социальное планирование, внедрение автоматизированных систем управления, вовлечения трудящихся в активную общественно-политическую и трудовую деятельность. Именно тогда возникли инициативы ленинградских ученых и особо Б.Г. Ананьева и его ближайших учеников и сотрудников по созданию Института комплексных социальных исследований и лаборатории дифференциальной психологии и антропологии. Инициатива и программа Б.Г. Ананьева по организации и проведению комплексных исследований человека также документирована. На этот счет найдены журналы протоколов лаборатории, документы заседаний ученого совета факультета психологии, а также материалы из архивного фонда НИИ образования взрослых (ранее ленинградского НИИ педагогики) АПН СССР.
Очень важен для истории проект из домашнего архива Ананьева по созданию Научно-исследовательского института психологии в Ленинграде, в задачи которого входила разработка советских стандартов измерений, создание психологической службы, прикладное применение научных данных современной дифференциальной психологии.
Из документов можно понять, как вызревали произведения ученых, ставшие классическими. История создания книги Б.Г. Ананьева «Человек как предмет познания» и др. раскрывается в протоколах заседания кафедры психологии и некоторых документах домашних архивов. Особо ценными представляются рукописи и машинописные тексты, три опубликованы в рамках данного гранта в 2017-2019 (Это машинописный вариант стенограммы доклада Б.Г. Ананьева «Развитие современной психологии в школе» (домашний архив), запись выступления Л.М. Веккера на праздновании его 60-летия в 1978 г. , текст проекта Б.Г. Ананьева книги для учителей с участием ведущих ученых советской психологии.
Найдена машинописный вариант предисловия книги Ананьева «Психология чувственного познания» для германского издания 1963. До сих пор мы знали только его текст, опубликованный в переводе на немецкий язык.
Были каталогизированы и просмотрены 90 писем к Б.Г. Ананьеву иностранных, в основном психологов. Особый интерес вызывает письмо известного историка психологии Э. Боринга (США) 1947 г. в ответ на письмо Ананьева. Как следует из письма, он не придает значения российской психологии, считает ее недостаточно влиятельной на мировой научный прогресс. Ананьев как автор книги по истории русской психологии, публикованной в 1947 г., обращает внимание Боринга на русский вклад в психологическую науку.
К 1947 году относятся и письма американских психологов, заинтересовавшихся статьями Б.Г. Ананьева на русском языке с просьбой прислать копию. Речь идет о статье, посвященной успехам советской психологии 1947 г., некоторых других публикациях. Из иностранной корреспонденции можно сделать предварительные выводы о динамике связей с зарубежными учеными в контексте общеполитической ситуации в нашей стране и международных отношениях. Например, переписка с адресатами из США и другими странами резко обрывается после 1947 г., когда началась холодная война и кампания борьбы с «космополитизмом» в СССР
Оживление переписки с зарубежными коллегами происходит уже в конце 1950х гг., после смерти Сталина и ряда событий «оттепели». Писали в основном психологи из стран социалистического лагеря. Среди них были те, кто учился в СПбГУ. Была переписка и с учеными капиталистических стран. С профессором из Японии Акишигой наладился обмен научной информацией по обоюдно интересной теме - константности восприятия.
По материалам зарубежной переписки Ананьева был сделан доклад на конференции общества ESHHS -историков гуманитарных наук в Будапеште летом 2019 г.
Более 100 найденных писем к Ананьеву внутри Советского Союза касаются деловых вопросов и часто написаны в ответ на инициативы Ананьева. Например, интересен ответ академик И.М. Забелина о возможной научной статье, развивающей мысль о причастности географической науки к проблемам человекознания. Письмо датировано 1964 г., т.е. оно написано тот период, когда Б.Г. Ананьев активно работал над книгой «Человек как предмет познания». В ней идеи И.М. Забелина о Земле как доме человечества приводятся как один из аргументов к тезису Ананьева о всеобщности научного движения к проблеме человека. Среди российских корреспондентов Ананьева были К.А. Абульханова, Л.И. Марисова (Киевский университет), В.С. Мерлин, Д.Б. Эльконин, М.Г. Ярошевский и др., а также бывшие ученики и сотрудники Бориса Герасимовича. Все они свидетельствуют о круге общения ученого и оценке его деятельности и личных качеств коллегами разных поколений.
Особый интерес представляют фотоматериалы. Найдены фотографии выпускников, участников научных обсуждений, неопубликованные ранее портреты Б.Г. Ананьева, А.А. Бодалева, Л.М. Веккера, И.М. Палея, Н.А. Тих и др. психологов Ленинграда. Почти нет сведений о кино - и аудио документах. Удалось найти фильм об истории факультета психологии с небольшим беззвучным фрагментом с кинокадрами с Б.Г. Ананьевым.
История психологии по своим методам относится к историческим наукам. Изучение прошлого опирается на источники, важнейшими из которых являются материалы архивных фондов, а также свидетельства участников и наблюдателей былых событий. Психобиографические методы, психобиографические интервью также использовались, что позволило увидеть человеческую сторону истории науки, роль личности в ней. интервью являются психологическим методом наряду с изучением архива. В текущий период проведены психобиографические интервью-беседы с К.Д. Шафранской, В.Н. Куницыной, Н.А. Розе, М.В. Осориной. Подготовлена встреча и проведено биографичсекое интервью с венгерским психологом, а в 1960е студенткой психологического отделения ЛГУ Каталиной Яро. Сделано за период три архивные публикации в том числе – в журналах «Человек и мир» (2017), «Вопросы психологии» (2018), «Вестник Пермского государственного университета» (2019).
Результаты моей работы над проектом РФФИ представлены в 17 публикациях (к тому же одна в печати), в том числе из списков и баз СКОПУС, ВАК, РИНЦ. Были сделаны приблизительно 10 докладов и выступлений на научных конференциях ИП РАН, СПбГУ, РГПУ им. Герцена, КазНУ им. Аль-Фараби, Европейского общества историков гуманитарных наук ESHHS и других научных мероприятиях.
В течение трех лет (2017-2019) по моей инициативе и под моим руководством проведено 23 заседания научного семинара «Петербургская психологическая школа сегодня», подготовлена и осуществлена выставка в Российской национальной библиотеке, посвященная Петербургской психологической школе и особо трем выдающимся ученым Б.Г. Ананьеву, В.Н. Мясищеву, Б.Ф. Ломову (2017), торжественное заседание, посвящённое 100-летию Л.М. Веккера (2018), сделаны фильм с моим участием, видеолекция (2018) о Петербургской психологической школе.
Ежегодно проводила секцию по истории психологии в рамках «Ананьевских чтений». Удалось привлечь к секции не только петербуржцев, но и ученых из Москвы, Новосибирска, Перми, из-за рубежа (Болгария, Сербия).
Составлена хроника психологии в Петербургской школе изучаемого периода, особенно в 1944-1970-е г.г. – годы расцвета этой школы, когда активно работал Б.Г. Ананьев и его ближайшие ученики. Определен круг самых деятельных ученых, непосредственно входящих в эту научную школу – школу Ананьева. Составлена опись части домашнего архив и завершена опись писем к Б.Г. Ананьеву. Сделана библиография трудов ученых СПб школы (неполная). Эти работы можно и нужно продолжать.
Объем архивов необъятен, тем более для одного исследователя. Мне, к сожалению, не удалось вовлечь в эту работу никого из психологов или студентов СПб.
Главный вывод исследования следующий. Лидерство в ленинградской психологии в советское время, до войны занимали последовательно несколько ученых и центров М.Я. Басов, С.Л, Рубинштейн и руководимая ими кафедра психологии Педагогического института им. А.И. Герцена (РГПУ). Центром психологической науки до войны был и Институт мозга, и Психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева во главе с В.Н. Мясищевым. Но в послевоенное время центром притяжения психологов города стали отделение и кафедра психологии ЛГУ им. А.А. Жданова (СПбГУ) во главе с Б.Г. Ананьевым. Под руководством Ананьева работали и ученые Ленинградского НИИ педагогики.
На основе архивных материалов и публикаций разных лет воспоминаний соратников и учеников был в итоге сделан вывод, что Петербургская психологическая школа в послевоенный период, преодолевая большие трудности и даже препятствия, сплотилась и развивалась вокруг Б.Г. Ананьева. Он был признанным ее лидером и вдохновителем, генератором идей, учителем и организатором.

описание вклада в работу каждого из участников, допустима оценка в процентах (учётная форма ЦИТиС)

Всю работу 100% выполняла Логинова Наталья Анатольевна
Короткий заголовок__
АкронимRFBR_RFH_2017 - 3
СтатусЗавершено
Действительная дата начала/окончания22/03/1915/12/19

Ключевые слова

  • Научные архивы как источник для истории Петербургской психологической школы
  • хронология событий
  • взаимоотношения с другими научными школами
  • библиография
  • научные конференции
  • Институт образования взрослых АПН СССР
  • факультет психологии ЛГУ-СПбГУ
  • психология в Ленинградском государственном университете (ЛГУ-СПбГУ)
  • Институт мозга
  • деятели науки
  • комплексные исследования
  • научно-исследовательские программы
  • организационная деятельность