Нарушение предварительного договора и абстрактные убытки

Research output

Abstract

Case Comment on the Judgment of the Chamber for Commercial Disputes of the SC RF No. 305-ЭС18-12143, 18 December 2018If, in violation of a preliminary contract, one of parties evades the conclusion of a main contract, can the other party claim damages in the amount of its positive interest? And if it can, is it entitled to use an abstract method of determining the amount of damages? Almost a century and a half ago, the Civil Cassation Department of the Governing Senate essentially gave positive answers to both questions. Last year, the Supreme Court of the Russian Federation left them without explanation and instructed lower instances to sort out the issues of the application of substantive law. A positive answer to these questions is based on pragmatic arguments: there is no reason to force the aggrieved party to seek coercion to conclude the main contract for the purpose of subsequent recovery of contractual damages, thereby complicating the creditor’s protection of its violated interests and increasing the infringing counterparty’s chance to come off clear. A negative answer is based on a number of dogmatic arguments: there is the need to differentiate the regulation of preliminary and main contracts (since these are two different institutions) through differences in the consequences of their violation, which should be determined according to views of the parties on the role of both transactions in the development of their economic relations.
Original languageRussian
Pages (from-to)4-25
JournalВестник экономического правосудия Российской Федерации
Issue number6
Publication statusPublished - Jun 2019

Fingerprint

damages
dogmatics
legal usage
creditor
economic relations
senate
chamber
transaction
Supreme Court
pragmatics
Russia
regulation

Scopus subject areas

  • Law

Cite this

@article{d0e2134579a14349a03c6c85c40b696e,
title = "Нарушение предварительного договора и абстрактные убытки",
abstract = "Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 Если в нарушение предварительного договора одна из сторон уклоняется от заключения основного договора, может ли другая сторона требовать возмещения убытков в объеме позитивного интереса? И если может, то вправе ли воспользоваться абстрактным методом определения размера убытков? Почти полтора века назад Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената, по существу, дал на оба вопроса положительные ответы. В прошлом году ВС РФ оставил их без разъяснений, поручив разобраться в проблемах применения материального права нижестоящим инстанциям. В пользу положительного ответа на эти вопросы есть прагматические доводы: нет резона заставлять потерпевшую сторону добиваться понуждения к заключению основного договора с целью последующего взыскания договорных убытков, тем самым усложняя кредитору защиту нарушенных интересов и повышая для нарушившего контрагента шанс выйти сухим из воды. В пользу отрицательного ответа масса догматических доводов, в основе которых лежит необходимость дифференцировать регулирование институтов предварительного и основного договора (коль скоро это два разных института) через различия в последствиях их нарушения соответственно представлениям участников оборота о роли обеих сделок в развитии их хозяйственных связей.",
keywords = "предварительный договор, убытки, абстрактный метод",
author = "Громов, {Сергей Александрович}",
year = "2019",
month = "6",
language = "русский",
pages = "4--25",
journal = "Вестник экономического правосудия Российской Федерации",
issn = "2500-2643",
publisher = "Издательская группа {"}ЗАКОН{"}",
number = "6",

}

TY - JOUR

T1 - Нарушение предварительного договора и абстрактные убытки

AU - Громов, Сергей Александрович

PY - 2019/6

Y1 - 2019/6

N2 - Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 Если в нарушение предварительного договора одна из сторон уклоняется от заключения основного договора, может ли другая сторона требовать возмещения убытков в объеме позитивного интереса? И если может, то вправе ли воспользоваться абстрактным методом определения размера убытков? Почти полтора века назад Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената, по существу, дал на оба вопроса положительные ответы. В прошлом году ВС РФ оставил их без разъяснений, поручив разобраться в проблемах применения материального права нижестоящим инстанциям. В пользу положительного ответа на эти вопросы есть прагматические доводы: нет резона заставлять потерпевшую сторону добиваться понуждения к заключению основного договора с целью последующего взыскания договорных убытков, тем самым усложняя кредитору защиту нарушенных интересов и повышая для нарушившего контрагента шанс выйти сухим из воды. В пользу отрицательного ответа масса догматических доводов, в основе которых лежит необходимость дифференцировать регулирование институтов предварительного и основного договора (коль скоро это два разных института) через различия в последствиях их нарушения соответственно представлениям участников оборота о роли обеих сделок в развитии их хозяйственных связей.

AB - Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 Если в нарушение предварительного договора одна из сторон уклоняется от заключения основного договора, может ли другая сторона требовать возмещения убытков в объеме позитивного интереса? И если может, то вправе ли воспользоваться абстрактным методом определения размера убытков? Почти полтора века назад Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената, по существу, дал на оба вопроса положительные ответы. В прошлом году ВС РФ оставил их без разъяснений, поручив разобраться в проблемах применения материального права нижестоящим инстанциям. В пользу положительного ответа на эти вопросы есть прагматические доводы: нет резона заставлять потерпевшую сторону добиваться понуждения к заключению основного договора с целью последующего взыскания договорных убытков, тем самым усложняя кредитору защиту нарушенных интересов и повышая для нарушившего контрагента шанс выйти сухим из воды. В пользу отрицательного ответа масса догматических доводов, в основе которых лежит необходимость дифференцировать регулирование институтов предварительного и основного договора (коль скоро это два разных института) через различия в последствиях их нарушения соответственно представлениям участников оборота о роли обеих сделок в развитии их хозяйственных связей.

KW - предварительный договор

KW - убытки

KW - абстрактный метод

UR - https://elibrary.ru/item.asp?id=38537700

M3 - комментарий, выступление

SP - 4

EP - 25

JO - Вестник экономического правосудия Российской Федерации

JF - Вестник экономического правосудия Российской Федерации

SN - 2500-2643

IS - 6

ER -