Вопросы обороны, внутреннего управления и статуса Китайско-Восточной железной дороги в правительственной политике в начале XX в.

Research output

Abstract

The article examines attempts at administrative reorganization of the Chinese Eastern Railway after the conclusion of the Portsmouth Peace Treaty of 1905. The military high rank officers sought to maintain control over the road and intended to restore the lost positions in the region. The formal reason for this could be the transportation of goods and troops, ensuring the road safety, but at the base it was a desire to return the undermined influence on the Far Eastern affairs. The materials of the Russian State Historical Archive (RGIA) reflect the struggle on this issue among the military and political elites. After the defeat and the conclusion of the Portsmouth Peace, the definition of the further strategy seemed to be the prerogative of civilian agencies (the Ministry of Finance and the Ministry of Foreign Affairs), not the military, but this did not happen because of the resistance of the military. Minister of Finance V.N. Kokovtsov did neither plan to renounce the influence on the Far Eastern affairs, nor to entrust the control of the border guard in Manchuria to the military. Quite a logical move by the minister was an indication of foreign policy obligations as a fundamental principle. For a short time, in the conditions of the Duma monarchy in Russia, local governmental structures appeared in Harbin and a part of the settlements. New internal political conditions of the Duma monarchy and preparation for war in Europe forced the government to adjust the goals and objectives in the Far East. The projects, which were discussed by the Russian government, for the Russian order were quite liberal at the beginning of the 20th century. Russian population did not receive additional privileges, and the state authorities of Russia did not officially participate in the formation of public administration. It gave the complete dependence of the Society of the CER from the Ministry of Finance.

Original languageRussian
Pages (from-to)1712-1724
JournalBylye Gody
Volume50
Issue number4
DOIs
Publication statusPublished - 1 Dec 2018

Fingerprint

government policy
German Federal Railways
Military
governance
finance
monarchy
minister
ministry
Russia
military elite
ministry of foreign affairs
road
peace treaty
Far East
state authority
political elite
reorganization
public administration
privilege
foreign policy

Scopus subject areas

  • History
  • Political Science and International Relations

Cite this

@article{f9f2bb716cfc4c7c9e2fe8f184179296,
title = "Вопросы обороны, внутреннего управления и статуса Китайско-Восточной железной дороги в правительственной политике в начале XX в.",
abstract = "В статье на основе архивных материалов рассмотрены попытки административной реорганизации полосы отчуждения вдоль линии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) после заключения Портсмутского мирного договора 1905 г. Военные стремились сохранить контроль над дорогой и восстановить утраченные позиции в регионе. Формальным поводом для этого могла стать перевозка грузов и войск, обеспечение безопасности дороги, но в основе лежало стремление вернуть подорванное влияние на дальневосточные дела. В материалах Российского государственного исторического архива (РГИА) отображена борьба в правительственных верхах по этому вопросу. После военного поражения и заключения Портсмутского мира определение дальнейшей стратегии, казалось, должно было стать прерогативой гражданских ведомств (Министерства финансов и Министерства иностранных дел), не военных, но этого не произошло из-за сопротивления военных. Министр финансов – В.Н. Коковцов – не планировал поступаться влиянием на дальневосточные дела, передоверять военным контроль над пограничной охраной в Маньчжурии. Вполне логичным ходом министра стало указание на внешнеполитические обязательства как основополагающий принцип проводимой политики. На короткое время в условиях думской монархии в России, в Харбине и части населенных пунктов появились структуры местного управления. Новые внутриполитические условия думской монархии и подготовка к войне в Европе заставили правительство скорректировать цели и задачи на Дальнем Востоке. Проекты, которые обсуждало русское правительство, были для российских порядков начала XX в. достаточно либеральными, учитывая полную зависимость Общества КВЖД от Министерства финансов. Русское население в итоге не получило дополнительных привилегий, а государственные власти России официально в образовании общественного управления участия не принимали.",
keywords = "Chinese Eastern Railway, First Russian Revolution, General Staff, Manchuria, N.I. Grodekov, Russian-Japanese War, State Duma, V.N. Kokovtsov, Китайско-Восточная железная дорога, Русско-японская война, Государственная Дума, Генеральный штаб, Н.И. Гродеков, В.Н. Коковцов, Маньчжурия, Первая русская революция",
author = "Янченко, {Денис Геннадьевич}",
year = "2018",
month = "12",
day = "1",
doi = "10.13187/bg.2018.4.1712",
language = "русский",
volume = "50",
pages = "1712--1724",
journal = "БЫЛЫЕ ГОДЫ. РОССИЙСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ",
issn = "2073-9745",
publisher = "Сочинский государственный университет",
number = "4",

}

TY - JOUR

T1 - Вопросы обороны, внутреннего управления и статуса Китайско-Восточной железной дороги в правительственной политике в начале XX в.

AU - Янченко, Денис Геннадьевич

PY - 2018/12/1

Y1 - 2018/12/1

N2 - В статье на основе архивных материалов рассмотрены попытки административной реорганизации полосы отчуждения вдоль линии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) после заключения Портсмутского мирного договора 1905 г. Военные стремились сохранить контроль над дорогой и восстановить утраченные позиции в регионе. Формальным поводом для этого могла стать перевозка грузов и войск, обеспечение безопасности дороги, но в основе лежало стремление вернуть подорванное влияние на дальневосточные дела. В материалах Российского государственного исторического архива (РГИА) отображена борьба в правительственных верхах по этому вопросу. После военного поражения и заключения Портсмутского мира определение дальнейшей стратегии, казалось, должно было стать прерогативой гражданских ведомств (Министерства финансов и Министерства иностранных дел), не военных, но этого не произошло из-за сопротивления военных. Министр финансов – В.Н. Коковцов – не планировал поступаться влиянием на дальневосточные дела, передоверять военным контроль над пограничной охраной в Маньчжурии. Вполне логичным ходом министра стало указание на внешнеполитические обязательства как основополагающий принцип проводимой политики. На короткое время в условиях думской монархии в России, в Харбине и части населенных пунктов появились структуры местного управления. Новые внутриполитические условия думской монархии и подготовка к войне в Европе заставили правительство скорректировать цели и задачи на Дальнем Востоке. Проекты, которые обсуждало русское правительство, были для российских порядков начала XX в. достаточно либеральными, учитывая полную зависимость Общества КВЖД от Министерства финансов. Русское население в итоге не получило дополнительных привилегий, а государственные власти России официально в образовании общественного управления участия не принимали.

AB - В статье на основе архивных материалов рассмотрены попытки административной реорганизации полосы отчуждения вдоль линии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) после заключения Портсмутского мирного договора 1905 г. Военные стремились сохранить контроль над дорогой и восстановить утраченные позиции в регионе. Формальным поводом для этого могла стать перевозка грузов и войск, обеспечение безопасности дороги, но в основе лежало стремление вернуть подорванное влияние на дальневосточные дела. В материалах Российского государственного исторического архива (РГИА) отображена борьба в правительственных верхах по этому вопросу. После военного поражения и заключения Портсмутского мира определение дальнейшей стратегии, казалось, должно было стать прерогативой гражданских ведомств (Министерства финансов и Министерства иностранных дел), не военных, но этого не произошло из-за сопротивления военных. Министр финансов – В.Н. Коковцов – не планировал поступаться влиянием на дальневосточные дела, передоверять военным контроль над пограничной охраной в Маньчжурии. Вполне логичным ходом министра стало указание на внешнеполитические обязательства как основополагающий принцип проводимой политики. На короткое время в условиях думской монархии в России, в Харбине и части населенных пунктов появились структуры местного управления. Новые внутриполитические условия думской монархии и подготовка к войне в Европе заставили правительство скорректировать цели и задачи на Дальнем Востоке. Проекты, которые обсуждало русское правительство, были для российских порядков начала XX в. достаточно либеральными, учитывая полную зависимость Общества КВЖД от Министерства финансов. Русское население в итоге не получило дополнительных привилегий, а государственные власти России официально в образовании общественного управления участия не принимали.

KW - Chinese Eastern Railway

KW - First Russian Revolution

KW - General Staff

KW - Manchuria

KW - N.I. Grodekov

KW - Russian-Japanese War

KW - State Duma

KW - V.N. Kokovtsov

KW - Китайско-Восточная железная дорога

KW - Русско-японская война

KW - Государственная Дума

KW - Генеральный штаб

KW - Н.И. Гродеков

KW - В.Н. Коковцов

KW - Маньчжурия

KW - Первая русская революция

UR - http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85057873051&partnerID=8YFLogxK

U2 - 10.13187/bg.2018.4.1712

DO - 10.13187/bg.2018.4.1712

M3 - Обзорная статья

AN - SCOPUS:85057873051

VL - 50

SP - 1712

EP - 1724

JO - БЫЛЫЕ ГОДЫ. РОССИЙСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

JF - БЫЛЫЕ ГОДЫ. РОССИЙСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

SN - 2073-9745

IS - 4

ER -