Взаимосвязь характеристик психологического взаимодействия матерей и их детей с РАС и особенностей адаптивного поведения детей: 2020 г. этап 2

Project: Grant fulfilmentGrant stage fulfilment

Project Details

Description

Исследование особенностей психологического взаимодействия матери и ребенка может представить системную и фундаментальную информацию о влиянии социально-психологических факторов на психологическую адаптацию ребенка, имеющего расстройства аутистического спектра.В настоящее время в отечественных и особенно зарубежных исследованиях широко представлены исследовательские данные, подтверждающие наличие связи высоких показателей адаптивного поведения детей раннего и дошкольного возраста с качеством взаимодействия в паре «мать-ребёнок». Недостаточно изученной с точки зрения научной информации как в мировой, так и в отечественной психологической науке остаётся проблема взаимосвязи качества психологического взаимодействия в диаде «мать – ребёнок с РАС» и способности ребенка с аутизмом усваивать и реализовывать адаптивные формы поведения. Методологические позиции, технологии и подходы к психолого-педагогической и социальной помощи детям с РАС и членам их семей в настоящее время характеризуются недостаточным научным и экспериментальным обоснованием. Полученная в рамках реализации данного проекта научная информация таким образом представляется актуальной и способной пролить свет на ключевые связи ранних диадных отношений и адаптивного поведения детей с РАС.

Layman's description

Н.Л. Плешкова, О.В. Татаренко, Д.В. Севрюгин
Как связано общение родителей и их детей, имеющих аутичные черты
с проблемным поведением детей?

Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ № 19-013-00285
Психологическое благополучие и адаптация детей, имеющих аутистические
черты или другие трудности в общении, является темой, которая волнует как
родителей, так и профессионалов, работающих с ними. Сейчас накоплено много
знаний, которые дают объяснение, почему один ребенок с аутистическими чертами
способен адаптироваться в семье и детском саду, а другой имеет в этом процессе
существенные трудности. Часть исследований говорит о том, что успешная
адаптация детей зависит от генов, другие работы подчеркивают, что поведение и
адаптация ребенка с аутистическими чертами связана с тем, насколько уверенно и
спокойно он чувствует себя в своей семье и отношениях с близкими людьми. Важно
помнить, что развитие, поведение и эмоциональные проявления детей с трудностями
в коммуникации очень разнообразны, это затрудняет определение причин
благополучной психологической адаптации.
В нашем исследовании мы хотели сфокусироваться на том, могут ли
особенности того, как мама ребенка с аутичными проявлениями видит и реагирует
на его нужды и желания, как она общается ребенком, влиять на поведение ребенка в
обычных жизненных обстоятельствах: при игре и общении, при кратковременном
разлучении с ней или другими близкими. Нас также интересовало, какой будет у
ребенка интерес игре, сможет ли он самостоятельно, без помощи взрослых
регулировать своих чувства и эмоции приемлемыми способами.
Для решения этих задач мы записали игру и общение мам и детей с
аутистическими чертами на видео и потом проанализировали происходящее. Чтобы
лучше понять особенности общения и игры детей с аутичными проявлениями, мы
оценили как общаются мамы и их обычно развивающиеся дети, а затем нашли
сходные и различные черты во взаимодействии мам и детей из двух групп.

Мы узнали, что, если мама ребенка с аутистическими чертами стремится
понимать его потребности и чувства, старается не быть слишком активной, а следует
за инициативой и интересами ребенка, то у него будет лучше получаться
контролировать свое поведение, ребенку будет легче усидеть на месте и проявить
интерес не только к игрушкам, то и к общению. Такие же закономерности общения
мы увидели у обычно развивающихся детей и их мам. Это результат исследования
нам кажется очень важным – вне зависимости от особенностей развития ребенка,
некоторые из которых являются врожденными, отношения с близкими людьми
могут усилить или ослабить трудные реакции ребенка. Мы заметили, что, когда
мамы слишком сильно хотели показать ребенку игры, предметы, вовлекая тем
самым малыша в общение, рассказывали как нужно играть, дети проявляли больше
признаков беспокойства и раздражения, им было сложнее сконцентрировать свое
внимание. Мы понимаем, как огорчают родителей ситуации, когда ребенок
осваивает игры медленнее, чем его сверстники, отказывается сотрудничать,
предпочитает заниматься в одиночестве. Тогда у мам и пап, а также у других
близких, которые любят ребенка может возникнуть желание приложить максимум
усилий, чтобы помочь малышу хорошо развиваться. Наше исследование показало,
что интенсивные попытки вовлечь ребенка в игру и активность, не ожидая он него
сигналов (порой очень слабых) готовности принять наше приглашение, могут
увеличить его проблемное поведение.

Мы осознаем, что малышу с аутичными чертами помощь в развитии
необходима, но опираясь на результаты нашего исследования, мы убеждены, что
благополучное развитие возможно на основе отношений, в которых каждый их
участник – ребенок, мама, папа и другие близкие люди, чувствуют себя уверенно и
мы готовы полностью поддерживать родителей и малышей в этом.

Key findings for the stage (in detail)

Характеристики эмоциональных и поведенческих проблем у детей с РАС и типичным развитием

1. Анализ средних значений характеристик эмоциональных и поведенческих нарушений у детей с расстройствами аутистического спектра показал, что по DSM-шкале «Устойчивые проблемы развития» и шкале синдромов «Отстраненность» был выявлен клинический уровень выраженности проблемы (T≥70). По DSM-шкалам «Тревожные расстройства», «Дефицит внимания/гиперактивность» и «Аффективные расстройства», а также по шкале синдромов «Эмоциональная реактивность» был выявлен пограничный уровень выраженности нарушений (T≥65). По шкалам синдромов «Тревожность/депрессия», «Соматические жалобы», «Нарушения сна», «Нарушения внимания» и «Агрессивное поведение» и DSM-шкалам «Тревожные расстройства» средние значения показателей поведения не превышают критических.
В группе детей с типичным развитием средние значения показателей поведения
по всем шкалам находятся ниже критических значений выраженности проблем.

2. Результаты сравнительного анализа показали, что в группе детей с РАС значимо чаще, чем у типично развивающихся детей, встречается превышение критических показателей нарушений поведения по DSM-шкалам «Аффективные расстройства», «Устойчивые проблемы развития» (p=0,000), «Дефицит внимания и гиперактивность» (p=0,005) и «Оппозиционно-вызывающее поведение» (p=0,039). По шкалам синдромов у детей с РАС значимо чаще встречаются выраженные проблемы по шкалам «Эмоциональная реактивность» (p=0,005), «Соматические жалобы», «Отстраненность» и «Нарушения внимания» (p=0,000), а также «Агрессивное поведение» (p=0,022). По таким шкалам, как «Тревожные расстройства» (DSM), «Тревожность/депрессия» и «Нарушения сна», различий между исследуемыми группами не обнаружено.

3. Сравнительный анализ частоты превышения критических показателей выраженности эмоциональных и поведенческих нарушений по каждой из шкал метода CBCL/1½-5 у детей с РАС и у детей с типичным развитием в связи с полом, уровнем образования и семейным положением матерей, а также с количеством детей в семьях не выявил значимых различий.

Характеристики взаимодействия матерей и детей с РАС

4. Анализ характеристик взаимодействия матерей и их детей с РАС показал, что у матерей наблюдается умеренный уровень депрессивности, проявлений позитивного аффекта и удовольствия по отношению к детям. Матери лишь время от времени поддерживают соответствующую возрасту активность детей, редко отражают их эмоциональное состояние (2.95 ± 0.69). У матерей наблюдается умеренный уровень чувствительности к сигналам детей, они бывают навязчивы и не предсказуемы во взаимодействии (3.34 ± 0.51). Вместе с этим матери редко открыто демонстрируют свои негативные чувства, редко критикуют детей (4.14 ± 0.77).
Во взаимодействии с матерями дети с расстройствами аутистического спектра имеют трудности в области социальных инициатив и поиска визуального контакта со взрослым, отстранены во взаимодействии и редко демонстрируют позитивный аффект (3.40 ± 0.62). Уровень вовлеченности в игру, поддержания внимания и характеризуется низким уровнем, показатели вербальной коммуникации соответствует области выраженных трудностей (2.76 ± 0.60). Вместе с этим, исследуемые дети редко проявляли негативные эмоции и агрессию при взаимодействии со своими матерями (4.03 ± 0.79).
В целом, в диадах “мать-ребенок” редко наблюдалось взаимное удовольствие и реципрокность (2.52 ± 0.64), а показатели напряжения, раздражения и ровности оставались на умеренном уровне, т. е. наблюдались время от времени (3.54 ± 0.60).

Взаимосвязь характеристик поведения и взаимодействия детей с РАС и их матерей

5. Для изучения взаимосвязи между выраженностью проблем в поведении и характеристиками детско-родительского взаимодействия дети были разделены на две подгруппы: в первую вошли дети, уровень выраженности проблем по поведении по шкалам CBCL 1.5-5 не превышал пограничного/клинического (T<65), во вторую группу вошли дети, у которых наблюдался пограничный/клинический уровень выраженности проблем (T≥ 65) по шкалам CBCL/ 1.5-5. Для исключения влияния возраста ребенка на исследуемые показатели был применен многомерный дисперсионный ковариационный анализ (MANCOVA), в котором в качестве ковариаты выступил возраст ребенка. Статистические решения принимались на 1% и 5% уровне значимости. Также принимались во внимание тенденции к значимости различий, учитывая размер выборки исследуемых детей (29 детей с РАС и 36 нормативно развивающихся дошкольников) (Вершинина, Сафарова, 2019). Значения исследуемых показателей представлены в публикациях по проекту: Emotional and Behavioral Problems in Preschool Children with Autism Spectrum Disorder: Relationship with Mother-Child Interaction (Файл Pleshkova), таблицы: 3-6 и Особенности детско-родительского взаимодействия и характеристик поведения у детей с расстройствами аутистического спектра, таблицы: 1-4 (Файл ПлешковаСт).

Анализ данных показал, что степень выраженности аффективных расстройств, оппозиционно-вызывающего поведения и устойчивых проблем развития у детей с РАС связана с обобщенными шкалами, описывающими характеристики взаимодействия со стороны матери: дети, матери которых проявляли низкий уровень позитивной вовлеченности, чувствительности и удовольствия к сигналам детей, а также были навязчивы, непредсказуемы и критичны, имели пограничный/клинический уровень выраженности аффективных расстройств (T≥ 65).
При взаимодействии с материями дети с пограничным/клиническим уровнем выраженности аффективных проблем поведения продемонстрировали меньший уровень исследовательской активности, внимания и саморегуляции, чем дети, чьи характеристики поведения имели нормативный уровень выраженности, при этом дети, имеющие пограничный/клинический уровень выраженности проблем поведения по шкалам: Устойчивые проблемы развития и Дефицит внимания/Гиперактивность не отличались по показателям взаимодействия с матерями.
Качество диадного взаимодействия, включающее в себя взаимное удовольствие, реципрокность, насыщенность, низкий уровень раздражения было ниже у детей, имеющих пограничный/клинический уровень выраженности аффективных расстройств, оппозиционно-вызывающего поведения и устойчивых проблем развития. По DSM - шкале Тревожные расстройства взаимосвязи со всеми характеристиками взаимодействия обнаружено не было.

Анализ взаимосвязи между характеристиками детско-родительского взаимодействия и показателей выраженности проблем поведения по шкалам синдромов метода CBCL 1.5-5 показал, что значительные проблемы в поведении детей выявлены по таким шкалам как: Эмоциональная реактивность, Тревожность/Депрессивность и Агрессивное поведение связана с высоким уровнем непредсказуемости, навязчивости, низкой чувствительности, ригидности матери во взаимодействии с ребенком.
Дети, с нормативным уровнем выраженности проблем в поведении во взаимодействии с матерями продемонстрировали более высокий уровень визуального контакта с матерями, проявляли больше социальных инициатив и позитивных эмоций во взаимодействии, чем дети, имеющие пограничный/клинический уровень выраженности проблем в поведении.
Высокий уровень удовольствия в диаде, насыщенность взаимодействия, реципрокность, схожесть состояния матери и ребенка, а также хорошая организация процесса взаимодействия наблюдалась у детей с нормативным уровнем проблем в поведении; эмоциональное напряжение, низкий уровень совместного внимания присутствовали в диаде, если у ребенка был выявлен пограничный/клинический уровень выраженности проблем в поведении. По шкалам Соматические жалобы и Нарушения сна взаимосвязи с характеристиками взаимодействия обнаружено не было.

6. При сравнении показателей взаимодействия матерей и их детей с РАС было выявлено, что матери мальчиков проявляют меньше позитивной вовлеченности, чем матери девочек (r= - 0,429* ), а в диаде в целом наблюдается больше удовольствия и взаимности, если мать имеет среднее или среднее специальное образование (r= - 0,398*). По другим шкалам взаимодействия различий в связи с полом обнаружено не было.

Влияние характеристик взаимодействия матери на показатели взаимодействия детей с РАС
и диады в целом

7. В ходе множественного регрессионного анализа, при котором в качестве зависимых переменных выступили характеристики взаимодействия ребенка и диады, а независимыми переменными явились характеристики взаимодействия матери, было выявлено, материнская обобщенная шкала "Навязчивое поведение родителя" связана с детскими обобщенными шкалами "Позитивная вовлеченность ребенка" (r= 0.485, p≤ 0.05), "Качество познавательной активности ребенка" (r= 0.681**,p ≤ 0.01), "Низкая саморегуляция ребенка" (r=0.485*,p ≤ 0.05), "Взаимное удовольствие в диаде" (r=0.655**, p ≤ 0.01 ), "Напряжение в диаде" (r= 0. 679**,p ≤ 0.01) Это означает, что если матери во взаимодействии демонстрировали предсказуемость, чувствительность к сигналам детей, были не раздражены, проявляли гибкость при общении с ними, смотрели на ребенка и хорошо структурировали игру, то дети проявляли больше позитивного аффекта, чаще смотрели на мать и обращались к ней, были менее импульсивен. У детей наблюдалась способность регулировать свои эмоции и поведение и интересоваться игрой. Эти характеристики взаимодействия матерей также влияли на качество взаимодействия в диаде – оно характеризовалось высоким уровнем совместного удовольствия и внимания, реципрокности и организованности процесса игры.

Взаимосвязь характеристик поведения и взаимодействия
типично развивающихся детей и их матерей

8.(Значения исследуемых показателей представлены в публикации по проекту: Особенности детско-родительского взаимодействия и характеристик поведения у детей с расстройствами аутистического спектра, (Файл ПлешковаСт) таблица 5).

Результаты показали, что у типично развивающихся детей с пограничным/клиническим уровнем выраженности показателей поведения (T≥ 65) по DSM - шкале «Аффективные расстройства» матери проявляют меньше навязчивости и непредсказуемости во взаимодействии, более гибкие в общении, чем матери детей с нормативным уровнем выраженности показателей нарушений поведения (T<65). Дети, с пограничным/клиническим уровнем выраженности аффективных расстройств, во взаимодействии с матерями более коммуникативны, жизнерадостны и чаще инициируют контакт с матерью, чем дети с нормативными показателями выраженности проблемного поведения. Также, в диадном взаимодействии наблюдается больше взаимного удовольствия в случае, если у ребенка имеется пограничный/клинический уровень проявления проблем в поведении.
Качество познавательной активности во взаимодействии с матерями у типично развивающихся детей ниже, когда у них наблюдаются повышенные показатели по DSM – шкале – Дефицит внимания/Гиперактивность.
По таким шкалам метода CBCL 1.5-5 как: DSM – Тревожные расстройства, Устойчивые проблемы развития, Оппозиционно-вызывающее поведение, Отстраненность, Эмоциональная реактивность, Проблемы внимания, Нарушения сна, Соматические жалобы, Тревожность/Депрессивность, Агрессивное поведение не было обнаружено различий в характеристиках взаимодействия матерей и детей в связи со степенью выраженности данных показателей поведения.

Влияние характеристик взаимодействия матери на показатели взаимодействия типично
развивающихся детей и диады в целом

9. Изучение влияния материнских показателей взаимодействия на детские и диадные характеристики с помощью множественного регрессионного анализа выявило следующие взаимосвязи: материнская обобщенная шкала "Навязчивое поведение родителя" связана с детскими обобщенными шкалами "Позитивная вовлеченность ребенка" (r= 0.613**,p ≤ 0.01), "Качество познавательной активности ребенка" (r= 0.580**,p ≤ 0.01), "Взаимное удовольствие в диаде" (r= 0.712**, p ≤ 0.01), "Напряжение в диаде" (r= 0.734**, p ≤ 0.01 ).

10. В группе типично развивающихся детей было выявлено, что уровень удовольствия и взаимности в диаде выше, в случае, если ребенок воспитывается в полной семье (r= 0.336*). По остальным характеристикам взаимодействия матерей и детей в связи с социально-демографическими данными, взаимосвязей обнаружено не было.

Обсуждение результатов
рактеристики эмоциональных и поведенческих проблем у детей с РАС и типичным развитием

1. В исследовании мы выявили, что у детей с РАС среднегрупповые значения по исследуемым шкалам метода CBCL/1½-5 (DSM-шкале «Устойчивые проблемы развития» и шкале синдромов «Отстраненность») демонстрируют клинический уровень выраженности проблемы. Эти результат согласуется с раннее опубликованными данными (Rescorla etal., 2015: Rescorla et al., 2019), согласно которым эти шкалы наиболее информативны относительно выявления аутистических черт у детей из различных стран и культур. Полученный, на российской выборке детей с РАС, результат, позволяет рекомендовать к применению опросник CBCL 1.5-5 в качестве дополнительного метода первичного скрининга расстройств аутистического спектра.

Взаимосвязь характеристик поведения и взаимодействия детей с РАС и их матерей

2. Полученные, при реализации проекта результаты, согласуются с ранее представленными данными, в которых было показано, что дети с РАС проявляют больше коммуникативной и социальной активности, имеют менее выраженные симптомы РАС, в случае, если их родители проявляют высокий уровень чувствительности к потребностям детей и эмоционально вовлечены во взаимодействие с ними (van IJzendoorn et al., 2007; Ruble, et al., 2008; Siller, Sigman, 2008; Beurkens el al., 2012; Токарская и др., 2017; Rozga et al., 2018). Результат проекта обеспечивает повторяемость результатов психологических исследований. Исследования детей с РАС и их родителей обычно проводятся на небольших выборках, в которых, нередко наблюдается большой разброс детей по возрасту - от дошкольников до младших подростков. Можно сказать, что результаты изучения детей с РАС и их родителей на российской выборке, дополняют пул результатов исследований, в которых нарушения и симптоматика ребенка с РАС рассматривается с системных позиций. Данный взгляд на проблему ставит вопрос о совершенствовании методов помощи детям с РАС и их родителям, которые, по нашему мнению, должны включать в себя не только развитие навыков (и родителя, и ребенка), но и обращения к причинам, лежащим на нечувствительным поведением родителя по отношению к ребенку с РАС.

Характеристики взаимодействия матерей и детей с РАС

3.Результаты регрессионного анализа, позволившего изучить влияние материнских шкал на характеристики взаимодействия ребенка и диады в целом, показали, что обобщенная шкала "Навязчивое поведение родителя" детскими и диадными шкалами, при этом, влияния других материнских шкал на показатели взаимодействия обнаружено не было. Как было описано выше, данная шкала является обобщенной и включает в себя следующие основные шкалы методики PCERA: тревожность матери, количество негативного физического контакта, отсутствие вербализаций, низкая способность структурировать взаимодействие и читать сигналы ребенка, ригидность, навязчивость и непредсказуемое поведение. Можно говорить о том, что данные характеристики являются ведущими для благополучного функционирования ребенка с РАС во взаимодействии с матерью влияют на уровень познавательной активности ребенка (имеется в виду активность, интерес, но не уровень познавательного развития), особенностей саморегуляции и коммуникации ребенка. Чрезмерная активность матери, в сочетании с ее непредсказуемым поведением и ригидностью будет способствовать активизации адаптационных стратегий ребенка во взаимодействии, одной из который может быть избегание коммуникации и взаимодействия с матерью и другими окружающими людьми. Мы хотим сказать, что навязчивая активность матери (и других близких взрослых ребенка, а также педагогов-дефектологов может усиливать уже имеющиеся, обусловленные биологическими причинами тенденции ребенка к избеганию взаимодействия с людьми. Вопрос, который часто дискутируется в исследованиях, посвященных изучению взаимодействия и привязанности у детей с РАС и их родителей касается того, что оказывает значимое влияние на характеристики чувствительности матери к сигналам ребенка с РАС– способность матери быть отзывчивой к потребностям и сигналам других людей вообще, которая связана с высоким уровнем рефлексивного функционирования и отсутствием, либо переработанностью собственного травматического опыта (Berthelot et. al., 2015), либо то, что ребенок с РАС демонстрирует сложные для понимания сигналы, на которые, в свою очередь, трудно откликнуться и быть чувствительным. Ранее было показано, что способность матери понимать свое собственное эмоциональное состояние, свои мотивы увеличивает ее чувствительность по отношению к своему ребенку. В случае, если у ребенка присутствует РАС, это качество матери может сыграть ключевую роль в социальном развитии ребенка, будет способствовать наиболее оптимальному (из возможных) пути его развития (Koren-Karie et al., 2009; Oppenheim et al., 2012). Опираясь на концепции развития ребенка в системе отношений (Ainsworth et al.; Stern, 1985; Belsky el al., 2007; McKenzie, Dallos, 2017), а также наблюдая реципроктное и сбалансированное взаимодействие в паре «мать – ребенок с РАС) мы полагаем, что высокий уровень материнской чувствительности и вовлеченности, связанный с ее собственным опытом отношений позволяет матери как регулировать свой собственный стресс, который неизбежно возникает при воспитании ребенка с РАС, так и стараться понять внутренний мир аутичного ребенка, создавая уместные способы взаимодействия и отношений с ним.

Взаимосвязь характеристик поведения и взаимодействия типично развивающихся детей и их матерей

Исследование особенностей поведения в связи с характеристиками взаимодействия с матерью у типично развивающихся детей выявило ограниченное количество взаимосвязей. Так, характеристики взаимодействия матери, ребенка и дидады в целом оказались более позитивными, если у ребенка имеется превышение пограничного/клинического уровня выраженности по DSM – Аффективные расстройства. Аффективные расстройства, согласно методу CBCL проявляются в плаксивости, трудностях засыпания, утомляемости, низкой активности и сниженном интересе. Мы можем предложить следующее объяснение данному результату. Полученные ранее данные о специфике привязанности российских детей раннего и дошкольного возраста продемонстрировали, что тревожно-амбивалетный паттерн привязанности является одним из наиболее распространенных (Pleshkova, Muhamedrahimov, 2010). Поведение ребенка, имеющего этот вид привязанности, характеризуется пассивностью, трудностями в регуляции эмоций, плаксивостью и низкой познавательной активностью. Согласно теории привязанности, эти виды реакций ребенка имеют целью сделать поведение матери более предсказуемым при взаимодействии с ребенком, вызвать у нее подлинный эмоциональный отклик. Парадоксально, но матери детей с тревожно-амбивалентным видом привязанности становятся менее вовлеченными и чувствительными во взаимодействии с детьми, если дети проявляют активность, интерес и автономность. Таким образом, данный результат исследования может отражать специфику психологического функционирования в паре «мать – ребенок с тревожно-амбивалентным видом привязанности».

Сравнение структуры взаимосвязей между характеристиками поведения и взаимодействия у детей с РАС и типично развивающихся дошкольников

Наша работа показала, что у детей с РАС выраженность эмоциональных и поведенческих нарушений связана характеристиками взаимодействия матери и диады в целом, а у типично развивающихся детей количество взаимосвязей было минимальным (одна взаимосвязь). Ранее было показано, что следствия благополучного взаимодействия у детей с РАС и их матерей них могут быть сходными с тем, которые описаны для обычно развивающихся детей (Rozga et al., 2018). Мы предлагаем следующую интерпретацию полученного нами результата: характеристики взаимодействия матери и ребенка оцениваются экспертом, имеющим значительную подготовку и опыт в области наблюдения за детьми раннего и дошкольного возраста и их родителями. Экспертная оценка позволяет получить объективную информацию о наблюдаемом взаимодействии. Характеристики поведения, в нашем исследовании, оценивались родителями детей. Мы можем предположить, что матери обычно развивающихся детей могут быть менее внимательны и заинтересованы в наблюдении за поведенческими особенностями своих детей, чем матери детей с РАС, которые могут точно фиксировать те или иные особенности и нарушения в поведении и эмоциональном состоянии своих детей. (Важно отметить, что внимательное наблюдение за поведением априорно не означает высокий уровень чувствительности, которая предполагает не только фиксацию наблюдаемого проявления, то и точную интерпретацию возможных причин и функции поведения.) Это предположение косвенно подтверждается другим результатом нашего исследования: при изучении влияния материнских характеристик на детские и диадные (метод PCERA, материнские, детские и диадные показатели оцениваются только экспертом) мы обнаружили одинаковый характер взаимосвязей между материнскими и детскими/диадными показателями у группе детей с РАС и типично развивающихся детей. Эти связи были выявлены с помощью множественного регрессионного анализа, который позволяет делать вывод о влиянии характеристик взаимодействия матери на характеристики детей и диады в целом. Т.е. психологические механизмы взаимодействия матерей детей с РАС и типично развивающихся сверстников идентичны, но в связи со спецификой методов исследования взаимосвязи исследуемых показателей могут отличаться при проведении экспертной оценки или использовании опросника.

Литература:

Вершинина Е. А., Сафарова Г.Л. О применении методов математической статистики в клинических и экспериментальных исследованиях //Успехи геронтологии. 2019. Т. 32. № 6 С. 1052–1062.

Влияние изменения раннего социально-эмоционального опыта на развитие детей в домах ребенка: пер. с англ. / под ред. Р. Ж. Мухамедрахимова. Москва : Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения, 2009

Колмагорова А.В., Слободская Е.Р., Киншт И.А. Оценка психического здоровья в раннем воз-расте // Бюллетень СО РАМН. 2007. T. 125 (3). C. 46–52.

Плетенева М.В., Мухамедрахимов Р.Ж. Особенности взаимодействия детей раннего возраста с родителями в замещающих семьях // Вестник Санкт-Петербургского Университета. Серия 12. Психология. Социология. Педагогика. 2013. № 3. С. 22–31.

Мухамедрахимов Р.Ж., Иванова В.Ю., Вершинина Е.А. Сравнительный анализ психологического взаимодействия близких взрослых и детей раннего возраста, проживающих в домах ребенка
и семьях // Эмоции и отношения человека на ранних этапах развития / под. ред. Р. Ж. Мухамедрахимова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. С. 100–124.

Стерн Д. Н. Межличностный мир ребенка: взгляд с точки зрения психоанализа и психологии развития. Санкт-Петербург : Восточно-Европейский институт психоанализа, 2006

Токарская Л. В., Лаврова М.А., Лазаускене З.С. Изучение особенностей нейрокогнитивного развития и специфики детско-родительского взаимодействия при семейном риске расстройств аутистического спектра (РАС) и синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) // Педагогическое образование в России. 2018. № 1. С. 150–157.

Achenbach T.M., Rescorla L.A. Manual for the ASEBA Preschool Forms & Profiles. Burlington, VT:
University of Vermont, Research Center for Children, Youth & Families. 2000.

Ainsworth M. D. S., Blehar M.C., Waters E. and Wall S. Patterns of Attachment: A Psychological Study of the Strange Situation. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum. 1978.

Beebe B., Jaffe J., Markese S., Buck K., Chen H., Cohen P., et al. The origins of 12-month attachment: A microanalysis of 4-month mother–infant interaction // Attachment and Human Development . 2010. Vol.12(1-2). P. 3–141. http://dx.doi.org/10.1080/14616730903338985

Belsky J., Bakermans-Kranenburg M., van Ijzendoorn M. For better and for worse: Differential susceptibility to environmental influences //Current Directions in Psychological Research. 2007. Vol.16 (6). Р. 300–304. http://dx.doi.org/10.1111/j.1467-8721.2007.00525.x.

Berthelot N. et al. Intergenerational transmission of attachment in abused and neglected mothers: the role of trauma-specific reflective functioning //Infant Mental Health Journal. 2015. Vol. 36(2). P. 200–212. Available at: http://dx.doi.org/10.1002/imhj.21499.

Beurkens N.M., Hobson J.A., Hobson R.P. Autism Severity and Qualities of Parent–Child Relations // Journal of Autism and Developmental Disorders. 2012. Vol. 43(1). P.168–78. http://dx.doi.org/10.1007/s10803-012-1562-4.

Bystrova, K., Ivanova, V., Edhborg, M., Matthiesen, A.-S., Ransjö-Arvidson, A.-B., Mukhamedrakhimov, R., … Widström, A.-M. (2009). Early Contact versus Separation: Effects on Mother-Infant Interaction One Year Later. Birth, 36(2), 97–109. doi:10.1111/j.1523-536x.2009.00307.x.

Clark R. The Parent–Child Early Relational Assessment: Instrument and Manual. 1985. University of Wisconsin Medical School, Madison.

Clark R. The Parent-Child Early Relational Assessment: A Factorial Validity Study //Educational and Psychological Measurement. 1999. Vol. 59(5). P. 821–46. http://dx.doi.org/10.1177/00131649921970161.

DelCarmen-Wiggins R, Carter AS, editors. The Oxford Handbook of Infant, Toddler, and Preschool Mental Health Assessment. Oxford University Press; 2019 http://dx.doi.org/10.1093/oxfordhb/9780199837182.001.0001

Handbook of infant mental health. Edited by Charles Zeanah, Jr., Guilford Press, New York, 2009.

Koren-Karie N., Oppenheim D., Dolev S., Yirmiy N. Mother of securely attached children with autism spectrum disorder are more sensitive than mothers of insecurely attached children // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 2009. Vol. 50. P. 643–650. http://dx.doi.org/10.1111/j.1469-7610.2008.02043.x.

McKenzie R. and Dallos R. Autism and attachment difficulties: Overlap of symptoms, implications and innovative solutions //Clinical Child Psychology and Psychiatry. 22(4): 632–648. http://dx.doi.org/10.1177/1359104517707323.

Oppenheim D., Koren-Karie N., Dolev S., Yirmiya N. Maternal insightfulness and resolution of the diagnosis are associated with secure attachment in preschoolers with autism spectrum disorders // Child Development. 2009. Vol. 80(2). P. 519–27. http://dx.doi.org/10.1111/j.1467-8624.2009.01276.x.

Oppenheim D., Koren-Karie N., Joels T. Social motivation in children with autism: Support from attachment research // Behavioral and Brain Sciences. 2019. Vol. 42. E105. http://dx.doi.org/10.1017/s0140525x18002200.

Pleshkova N.L., Muhamedrahimov R.J. Quality of attachment in St. Petersburg (Russian Federation): a sample of family-reared infants // Clinical Child Psychology and Psychiatry. 2010. Vol. 15 (3). P. 355–362. https://doi.org/10.1177/1359104510365453

Rescorla L., Kim Y.A., Oh K.J. Screening for ASD with the Korean CBCL/1½-5 // Journal of Autism
and Developmental Disorders. 2015. Vol. 45. P. 4039–4050. https://doi.org/10.1007/s10803-014-2255-y.

Rescorla L.A., Winder-Patel B.M., Paterson S.J., Pandey J., Wolff J.J., Schultz R.T., Piven J. Autism
Spectrum Disorder Screening with the CBCL/1½–5: Findings for Young Children at High Risk for Autism
Spectrum Disorder // Autism. 2019. Vol. 23 (1). P. 29–38. https://doi.org/10.1177/1362361317718482.

Rozga A., Hesse E., Main M., Duschinsky R., Beckwith L., Sigman M. A short-term longitudinal study of correlates and sequelae of attachment security in autism //Attachment and Human Development. 2017. Vol. 20(2). P.160–80. http://dx.doi.org/10.1080/14616734.2017.1383489 .

Ruble L., McDuffie A., King A. S. Lorenz, D. Caregiver responsiveness and social interaction behaviors of young children with autism. Topics in early childhood special education. Vol. 28(3). P. 158–170. http://dx.doi.org/10.1177/0271121408323009.

Rutgers, A. H., Van IJzendoorn M. H., Bakermans-Kranenburg M. J., Swinkels S. H. N. Autism and attachment // Autism. 2007. Vol. 11(2). P. 187–200. http://dx.doi.org /10.1177/1362361307075713.

Sigman M., Mundy P., Sherman T., Ungerer J. Social interactions of autistic, mentally retarded and normal children and their caregivers // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 1986. Vol. 27(5)P. 647–56. http://dx.doi.org/10.1111/j.1469-7610.1986.tb00189.x

Siller M., Sigman M. Modeling longitudinal change in the language abilities of children with autism: Parent behaviors and child characteristics as predictors of change // Developmental Psychology. 2008. Vol. 44(6). P.1691–704. http://dx.doi.org/10.1037/a0013771.

Van Ijzendoorn, M. H., Rutgers, A. H., Bakemans-Kranenburg, M. J.,Swinkels, S. H. N., Van Daalen, E., et al. Parental sensitivity and attachment in children with autism spectrum disorder: Comparison with children with mental retardation, with language delays, and with typical development //Child Development. 2007. Vol.78. P. 597–608.

Публикации по проекту:
Плешкова Наталья Леонидовна, Татаренко Оксана Владимировна, Севрюгин Денис Владимирович. ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИЧЕСКОГО СПЕКТРА И ИХ МАТЕРЕЙ. 2020, 77-85
Плешкова Наталья Леонидовна, Татаренко Оксана Владимировна, Севрюгин Денис Владимирович. ОЦЕНКА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ У ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИСТИЧЕСКОГО СПЕКТРА С ПОМОЩЬЮ МЕТОДА CBCL/1½-5. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Psihologia (Online), 2020, 10 - 3, 274-288
Плешкова Наталья Леонидовна, Татаренко Оксана Владимировна, Севрюгин Денис Владимирович. ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИСТИЧЕСКОГО СПЕКТРА В СВЯЗИ С ОСОБЕННОСТЯМИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДЕТЕЙ И МАТЕРЕЙ. 2020, 928-940
Плешкова Наталья Леонидовна, Татаренко Оксана Владимировна, Севрюгин Денис Владимирович. Особенности детско-родительского взаимодействия и характеристик поведения у детей с расстройствами аутистического спектра. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Psihologia (Online), 2021 (в печати)
Pleshkova Natalia L., Tatarenko Oksana V., Sevryugin Denis V.. Emotional and Behavioral Problems in Preschool Children with Autism Spectrum Disorder: Relationship with Mother-Child Interaction. Emotional and Behavioural Difficulties, 2021 (на рецензировании)
Pleshkova Natalia Leonidovna. Behavioral Problems and Mother-Child Interaction in Children With Autism Spectrum Disorder. European Proceedings of Social and Behavioural Sciences, 2020, 89-96
Short title19-013-00285
AcronymRFBR_a_2019 - 2
StatusFinished
Effective start/end date31/03/2026/12/20